Большой зал

382 сообщения / 0 новое
Последняя публикация
Последнее посещение: 1 месяц 3 недели назад

Сев назад, Линди пыталась дождаться реакции на её слова. На её слова вызвалась первокурсница, которая в ответ надерзила француженке.Нет, ну я ей сейчас покажу и выскажу пару "хороших" словечек-подумала она и решила уже сказать свою ответную речь, но задумалась: Так, Линди, мне кажется ты или надышалась дымом уж слишком сильно или уже с ума сошла. Ты, что серьезно хочешь спорить с этой девчушкой? Тебе делать нечего что ли. Не забывай, ты во-первых гостья, во-вторых староста, в-третьих воспитанная девушка, которая соблюдает все правила. Хотя про правила все таки не правда, но ты ГОСТЬЯ!.-Удивительно, но в этот раз француженка смогла остановить свои страсти и успокоится. Через еще пару минут она услышала как эта же девчушка её поддержала. Леди, может вы уже определитесь, права я или нет? Так и где там закон подлости? Сейчас все её послушаю, вот сто процентов,-И да намного тише стало, только после слов девчушки. Вдруг в большой зал начали приходить авроры с учениками  и это означало одно из двух: или корабль потушили и всех возвращают назад на праздник, или опять что-то произошло. То с какими грозными были лицами аврорами, хотя они почти всегда такие, но сейчас вот прям вообще грозные лица были, Линди поняла, что что-то опять не так. Нет, ну ставлю свои духи Шанель, что опять что-то произошло. Что сегодня за день, то такой!-подумала девушка и встала, а потом направилась к старостам уже готовясь к всяким приказам и просьбам. Голова уже немного прошла и она наконец заметила, что стало как-то совсем темно и грозно. За окнам большого зала было видно как небо полностью было заполнено тучами. 

Рождество может стать временем чудес, счастья и мечтаний стоит только этого захотеть. (с)

 
Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

- Вот так, правильно, - громко сказала и кивнула сама себе Анна, видя как толпа беснующихся школьников понемногу успокаивается. Француженка её не поддержала, либо сдалась, либо решила, что Анна справиться и сама. Что ж, это действительно так, помощь “извне” Флаэрти, в данный момент, совершенно не требуется. - Сидите тихо пока не вернутся преподаватели или другие взрослые! - закончила своё утихомиривание толпы Анна и села обратно за стол.

Слизеринцы уже обсуждали, как и по каким причинам мог загореться корабль. Анна же придерживалась самой простой теории - нарушение техники безопасности на корабле. Но, разумеется, вспоминая в каком мире она сейчас живёт, мысли о неестественном возгорании так и лезли в голову, не давая спокойно и логически думать. Да и вообще, она сейчас действительно переживает из за какой то посудины?! Нет уж, это явно не должно терзать её думы, это же просто бессмысленно! Она даже не знает и не желает знать людей, которые на ней приплыли! Но мысли так просто не отгонишь, нужно их как то отвлечь, перевести в другое русло. Но весь зал продолжал шептаться об этом проишествии и Анна чувствовала, что не сможет перевести тему на другой разговор, о том же квиддиче. “Видимо, пожары в этом мире бывают не часто”, томно вздохнув, проговорила у себя в голове Флаэрти, подпирая голову и мотая ею.

В зал начали возвращаться взрослые и Анна увидела в них то самое отвлечение своих мыслей. Она вновь встала на ноги, растянув по лицу свою ложную улыбку доверчивости.
- А вот и они! - громко констатировала факт Анна, ни на секунду не смущаясь. - Я же говорила, что всё будет в порядке!
Анна вылезла из лавки и уверенными шагами, с высоко поднятой головой, направилась к первому попавшему в глаза взрослому, чтобы уведомить его, что в зале всё в порядке и никаких происшествий не было.

- Спешу вас заверить, что зал находится в идеальном состоянии тишины и под полным моим контролем! Ну, теперь уже вашим, судя по всему. - уверенно отчеканила Анна, смотря снизу вверх на взрослого. Она продолжала держать подбородок гордо приподнятым, глаза и лёгкая полуулыбка только подчёркивали её уверенность в данный момент.

И эта была не игра на публику. Анна чувствовала, что внесла ощутимый и даже главный вклад в успокоении детей, хоть и сама была ребёнком, но относилась ко всему этому подозрительно спокойно. Она отдавала себе отчёт, что была ещё одна особа, которая первая призвала зал к спокойствию, но разумеется, чтобы сказать о ней взрослому - речи даже и не было. Все лавры, если они будут конечно, но Флаэрти была уверена, что будут, должны достаться только ей. В зале очень резко потемнело и стало ещё тише, тучи буквально за секунду заполонили всё небо над Хогвартсом. Анна осмотрела тёмно-гнетущий зал и перекинула свой взгляд на окно.

- О, видимо наши доблестные преподаватели захотели решить проблему хорошеньким дождём! - естественно, это были первые же мысли Анны, видя тёмные и огромные тучи. Девочка отошла от взрослого и подошла к одному из окон, чтобы понаблюдать за начинающейся стихией.

Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Анна действительно думала, что через секунду пойдёт дождь. Снова забыв, в чьём мире она сейчас находится… и это стало для неё серьёзной ошибкой. За те несколько секунд, пока она наблюдала за тучами, она успела заскучать и скрестила руки на груди. Что то казалось её всё таки странным… даже если эти тучи созданы при помощи магии, разве их не должны сопровождать гром и молния? Тишина была действительно гнетущей, пугающей можно даже сказать. Какой бы Анна не пыталась показаться оптимисткой по отношению к сложившейся ситуации - дрожь пробирала даже её, она всё ещё была ребёнком и страх то и дело закатывал её. Анна подняла голову выше… и просто замерла на месте, впадая в ступор ужаса и медленно опуская руки. Это… была не туча, похожая на силуэт черепа, это был череп созданный из тучи, который причём ещё и шевелил своей “челюстью”!
Анна сама не заметила, как её обуздал дикий страх и паника была готова в любую секунду вырваться наружу. Успокоение детей, доклад взрослому уверенным голосом… для неё это всё было обыденностью, тем - к чему она привыкла. Но увиденное - вернуло её в состоянии беззащитной одиннадцатилетней девочки. Она чувствовала, как пустые глазницы метки смотрят прямо на неё, опутывают своей мрачностью и не позволяют издать лишнее движение или звук.

Наконец, её тело поддалось ей самой, она медленно подняла дрожащую, как и всё остальное тело, правую руку и указала пальцем на ужас в небе, начиная делать неуверенные шаги назад.
- Там… т-там… - Анна мямлила себе под нос, не отдавая отчёт о том, что через несколько секунд врежется в спину какого то школьника или в лавку.
Она продолжала медленно пятиться назад, трясучка в руках и ногах усиливалась всё сильнее. Если бы не вовремя попавшаяся под ноги скамейка, девочка рухнула бы прямо на пол. Но ей повезло: она рухнула пятой точкой на скамейку и продолжала указывать на окно. Её глаза были круглые от ужаса, а губы дрожали словно на ужасном морозе.
- Там… - продолжала мямлить Анна и впала в окончатльеный ступор. Не моргая и не опуская руку, чувствуя, как она уже начинает затекать, но страх не позволял её опустить.

Последнее посещение: 1 год 1 месяц назад

→ Причал

Всю дорогу он хранил молчание, тщательно стараясь ни о чем не думать и никого не слышать, в первую очередь мысли других людей, хотя с последним, на удивление молодого немца, проблем пока и не возникало. «Тем оно и лучше», — удрученно звучало в голове, когда их уже впустили в пределы пестрившего прежде весельем, но теперь уже тоже не столь веселого зала. Разве что небо в нем, заменяющее потолок, а может и бывшее им, только зачарованным, не успело толком затянуться тучами, но и это так, временное явление. Чем больше людей замечали видневшееся через окно зловещее предзнаменование неизбежного кошмара, тем больше и плотнее становились тучи над головой. Без малейшего намека на дождь. Ни единой молнии. Ни далекого отзвука грома. Только нарастающая тревога и пробуждающаяся Тьма.
Мрачнее всех ему показался профессор Кадаверциан, но оно и не удивительно. Бывший аврор отчетливо помнил войну и, в отличии от большинства присутствующих сейчас здесь, прекрасно осознавал весь грядущий ужас. Враг был как никогда близок и если раньше Хогвартс могли назвать безопасным местом, то что теперь? Еще один не имеющий, по крайней мере пока, ответа вопрос. Все что мог сейчас сделать юноша, так это поздороваться кивком головы со всеми и сесть за один из столов, обхватив голову руками.
 



     
Последнее посещение: 1 месяц 3 недели назад

Нет, ну взгляните на эту девчонку. Так, ну с меня хватит-подумала Линди и хотела было ответить ей как замерла на месте. Да, нет. Нет, это все не правда. Черная метка? Может мне показалось-подумала девушка и посмотрела на старост. Некоторые из них тоже замерли на месте и вся картинка начала слаживаться. Авроры, пожар, всех в большой зал ведут. О боже! Так нужно не паниковать и не сеять панику. Линди успокойся если, что вы под защитой авроров, ведь так?-подумала француженка и сделала вдох, а потом выдох. Она собралась с мыслями и собрала всех старост, а потом сказала:
-Так теперь слушайте все меня сюда. Я вам конечно никто, но прошу меня послушать. Нам сейчас не нужна паника вы же понимаете? Надеюсь, да. Значит мы сейчас пересчитываем всех. ВСЕХ. Если кого-то не будет сразу говорите мне я попробую всех кого нет найти. И никаких, но, ведь мы старосты, понятно? И еще не паникуйте сами, ведь только посеете панику. И последнее если кто-то паникует успокаивайте их понятно? Утешайте и делайте все, чтобы все чувствовали себя в безопасности.
-Но, ты не выберешься, тут везде авроры, как ты остальных найдешь, то?
-Это уже не твои проблемы. Делайте, что я сказала! Это очень важно, вы меня слышите?,-довольно твердо договорила Линди и отправилась как и все пересчитывать учеников. Вдруг она заметила ту самую дерзкую девчонку, которая стояла в стопоре и показывала на окно. Лин подошла к ней и опустила её руку, а потом присела, чтобы быть ростом с ней и сказала:
-Посмотри на меня. Как тебя зовут? Прошу успокойся это все может быть ложной тревогой и ты же взрослая уже и знаешь, что в панике будет очень сложно сосредоточится, а ум сейчас нужен всем, потому давай сделаем вид, что ты нечего не видела, хорошо? Смотри у меня для тебя задание, ты молодец, что смогла утихомирить всех и потому ты теперь помощница старост. Твое задание посмотреть на своих друзей, однокурсников, однофакультетчиков и сказать кого нет, или все есть. Договорились? Хорошо, я в тебя верю, не подведи старост,-договорила она и встала, а потом пошла считать своих.
-Линди, а это правда, что там на небе Черн..-сказали несколько первокурсников Ардора и Линди их перебила
-Ребята, скажите я вам когда-то врала?
-Нет, но..
-Тогда послушайте. Я не знаю, что это, но нас защищают авроры. Они очень хорошо нас смогут защитить и нельзя паниковать. Как я вам всегда говорила?,-Это же правда?
-Если, ты паникуешь нужно пытаться успокоится, ведь тогда нечего путного из этого не выйдет.
-Правильно. Молодцы. А сейчас вы мне помогаете. Посмотрите и скажите все ли есть. Хорошо?
-Да, хорошо.-
ответила группа первокурсников и пошла смотреть своих. Француженка пошла же считать постарше учеников. Паника все равно начала опять её охватывать, но Линди старалась её не только скрыть, чтобы её не сеять, а и еще остаться при здравом смысле. Еще один вдох и выдох и с новыми силами, новой решительность, а также оптимизмом она продолжила всех считать.

Рождество может стать временем чудес, счастья и мечтаний стоит только этого захотеть. (с)

 
Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Когда перед Анной оказалась та самая француженка, её взор наконец то зацепился за что то другое - за лицо девушки. Она опустила глаза, одновременно с тем, как её указывающая на окно рука опустилась. Ещё никогда она не испытывала такой паники, такого страха и ещё никогда она не хотела убежать от проблемы, вместо того, чтобы решать её… но сейчас был именно такой случай.Благо, француженка вернула Анну в нормальное русло. Её слова звучали логично и если бы Анна не впала в ступор, поступила бы так как она сказала и без её подсказок, но… в какой то степени, она была даже благодарна ей, пусть и не сказала этого.

- Анна Флаэрти. - уверенность быстро вернулась к ней, когда её внимание вновь перешло на людей, но перед глазами всё ещё стоял силуэт того ужасающего облака. - Спасибо, я сама хочу поскорее забыть, что я только что видела. - вздохнула Анна. - Хорошо, так и быть, я помогу старостам, видимо - без помощи они не могут. - Гордо подняв голову, Анна отошла от француженки и повернулась к слизеринцам.

Разумеется, паника вернулась за этот, и не только, стол, ребята кричали, кто то уже собирался покидать зал, непонятно как. Анна быстро осмотрела всех, в такой суматохе пересчитать их - будет непосильной задачей. Так и вышло, беглый осмотр не дал никаких результатов, вроде все были на месте, а вроде и не все… нужно было всех утихомирить.

- Так, а ну все, сели на места и успокоились! Мне нужно вас пересчитать! - прокричала Анна слизеринцам. Ноль успеха, её как будто не слышали, или не хотели слышать. Анна нахмурилась и своим маленьким кулачком стукнула по столу. - А ну заткнулись все, иначе список с вашими именами окажется на столе профессора Снейпа сегодняшним же вечером! - уже срываясь на крик прокричала Анна, да на такой крик, что её было слышно и из другими столами. Слизеринцы успокоились, продолжали переговариваться, но уже шёпотом и по крайне мере сидели на своих местах. Анна кивнула сама себе и быстро пересчитала слизеринцев… да, кого то точно не хватало, но кого именно? - Так, а сейчас все осмотрели своих соседей и сказали мне - кого не хватает! - минута молчания и наконец, голос паренька.

- Кайлея нету!

- Ага, - кивнула Анна, разумеется его не было, почему она об этом сама не догадалась? - Хоук. Ещё кто то?

- Лавины! - голос девочки третьего курса.

- Поняла. Остальные все на месте?! - дети вновь начали переглядываться. - Вернусь к вам - спрошу ещё раз! Если кто то соврёт или скроет чьё то отсутствие - о наказании будет так же задумываться профессор Снейп! - пригрозила всё той же, но крайне эффективной, угрозой Анна и, взмахнув волосами, направилась к француженке.

Да, ей определённо стоило всё время находится в контакте с людьми. Когда она разговаривала со слизеринцами - она мигом забыла о том, что видела. Но когда она молча шла до старост - снова эти пустые глазницы всплывают в сознании. Анна сжала кулаки и потрясла головой, ускоряя шаг, чтобы как можно быстрее вновь выкинуть этот образ из головы. При этом она изо всех сил старалась не смотреть в окна, чтобы вновь не столкнуться взглядом с этим ужасом. Наконец, она стояла перед старостами и прокашлявшись, вновь гордо подняв голову, уверенно отчеканила свой “рапорт”.

- За столом Слизерина отсутствуют: Лавина Бейкер и Кайлей Хоук. Ученики успокоены. - Анна осмотрела другие столы, других факультетов и видя, что тогдашние зазывалы оказываются менее успешные - на её лице наконец то возникла та самая хитрая улыбочка. Да, она вновь оказалась лучше других и рвалась продемонстрировать это, выставляя ещё больше уверенности напоказ перед более взрослыми учениками.

Последнее посещение: 1 месяц 3 недели назад

За столом Слизерина отсутствуют: Лавина Бейкер и Кайлей Хоук. Ученики успокоены.-сказала Анна и своими словами вернула её опять в этот мир.Лавина!? Нет, ну серьёзно!? А ты почему куда-то полезла? -подумала Линди и пошла к старостам, которые уже по чуть-чуть начали предоставлять свои подсчеты.
-Анна молодец. Сейчас проследи за Слизеринцами и если кто-то не будет тебя слушать скажешь мне или другой старосте. Хорошо? Как у вас дела?-сказала девушка сначала девочке Хотя, кто тебя не послушает? , а потом обратилась к другим старостам.
-А почему мы тебе должны доверять? Ты же гостья. И нам баллы за пропажи снимут
-Ага, значит пропажи все таки есть. Да, я гостья, но я буду рисковать своей репутацией и попытаюсь найти всех пропавших, чтобы нам всем не влетело. Так, что выбор за вами.
-Хорошо, но ты не думай, что мы полностью тебе верим. И если ты нас сдашь, то мы тебе больше никогда не поверим. У нас нету Дитричи Нойманн. Гриффиндор.-
сказала староста Гриффиндора
-А у нас нету Перси Хатклиффа и Кайла Палмера. Хаффлпафф,-сказала староста Хаффлпаффа
-Так они уже вон за столом сидят! 
-А ну тогда у нас все.
-Кто нибудь видел Элион?
-Только не говорите, что это
 староста? Какой факультет?
-Да, староста...Рейвенкло...Она пошла за Лавиной уже довольно давно.
-Хорошо, тогда подсчет Рейвенклона тоже кто-то из вас проведите. -
Еще одна староста с прибабахом как и я
-Еще у нас на Гриффиндоре нету Гарнэт Махоуни и Алисы Стромхолд, а на Хаффлпаффе нет Эмили Коттон..
-На Этонселе,Веритэ,Метризе,Суане все есть

-И на Ардоре тоже все. Хоть какие-то хорошие новости. Так значит подведем итоги. Нету одной старосты из факультета Рейвенкло. Также нету троих Гриффиндорцев, одной Хаффлпаффки и двоих Слизеринцев. Хорошо, вы свободны, хотя нет. Чтобы все были спокойны и никто не паниковал вы меня поняли? И я сейчас не шучу. За Рейвенкло приглядывайте все вместе. Джулия присмотри за Ардором! Я попытаюсь пойти на поиски пропаж. -сказала Линди. Нету 7 учеников! Целых 7 и самое интересное одна из них СТАРОСТА! Хотя кто бы говорил, если бы не головная боль и головокружение ты бы была как и она. Так нужно как-то договорится с аврорами и профессорами.-подумала француженка и направилась к первому попавшемуся аврору, почему-то к профессорам ей было не сильно охота идти, ведь могло бы прилететь старостам в первую очередь.
-Мистер аврор. Я староста и хочу сказать, что нескольких учеников не хватает. Нужно отправится на их поиски, ведь я же права, что там на небе Черная метка?.-сказала она довольно твердо, но слова "Черная метка" все таки были сказаны довольно тихо и со страхом . Сейчас паника не охватывала Лин наверное из-за того, что она почти каждую секунд отвлекалась, то на учеников, то на общение и это её очень выручало, ведь так она оставалась при здравом разуме.

Рождество может стать временем чудес, счастья и мечтаний стоит только этого захотеть. (с)

 
Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Да, теперь она уже точно вернулась в своё русло, позабыв о том, что видела. Анна уже взяла ситуацию в свои руки и вряд ли позволит передать “бразды управления” в руки старосты факультета.

- У нас всё отлично, - скучающе протянула Анна, складывая руки на груди. - Думаю, я уведомлю профессора Снейпа о неподобающем поведении мистера Хоука и мисс Бейкер. И да, не переживай, стол Слизерина будет самым тихим в этом зале. Я об этом позабочусь. - растягивая один уголок губ в подлой улыбке, протянула Анна и развернувшись, всё так же гордо, зашагала обратно к слизеринцам.

Анна была собой довольно. Ей позволили вновь проявить силу своего голоса, призывая весь факультет к спокойствию и показывая всем, что она владеет сильной личностью. Хотя, даже если бы старосты и был сейчас в зале, это бы её остановило от демонстрирования своих ораторских способностей? Разумеется - нет, но эффект конечно же было немного другим, пришлось бы разделять эти лавры с ним, а это конечное же, в планы Анны ну никак не входит. Анна дошла до стола Слизерина и встав посередине, осмотрела всех ещё пару секунд.

- И так, как и договаривались, переспрашиваю в надежде услышать правду, иначе… вы сами знаете. Все на месте?! - слизеринцы закивали, но один из второкурсников подал свой голос.

- А ты чего это тут раскомандовалась, тебя заместителем старосты что ли назначили? - Анна отчётливо слышала нотки подкола и язвительности в голосе слизеринца. Она не собиралась кричать на него, или злиться внешне, внутри же конечно - она была готова за ухо привести его прямо к старостам, но это было бы проявление слабости.

- Я “заместитель”, - передразнила Анна мальчика, своим подлым голоском. - Потому что этот самый староста - не в состоянии делать свои обязанности и шатается непонятно где. Не переживайте, его поведение не останется безнаказанным и эта ситуация дойдёт до профессора Снейпа. - снова это имя дало свои плоды, второкурсник вернулся на место. - Посмотрите на другие факультеты, - Анна махнула рукой на другие столы, где всё ещё были небольшие очаги паники и криков. - Если вы не хотите, чтобы на вас, на нас - слизеринцев! Смотрели так же, как на этих плакс - вы будите самым тихим и цивильным факультетом в этом зале. Конечно же, это и так всем известно, - Анна начала прохаживаться вдоль стола, словно профессор во время урока. Разумеется в это время у неё была поднята голова, её голос был чётким и невероятно ровным. Она не позволяла себе отвлекаться на то, что заставило её впасть в панику, иначе всё бы пошло прахом. - Но всегда нужно выставлять своё превосходство на показ, чтобы никто не забывал об этом. Поэтому, любой, кто посмеет нарушить идиллию нашего факультета - станет посмешищем не только в наших глазах, но и всего Хогвартса. А вы сами знаете, чем это чревато.

Анна остановилась на том же месте, откуда и начала своё шествие. Снова, как всегда, на её лице сияла улыбка и снова, в её голове было ничего кроме довольства своими действиями.

Последнее посещение: 1 год 1 месяц назад

Хотелось тишины и просто расслабиться, но этого, похоже, пока что никак не достичь. То француженка начинает утихомиривать народ словами, что могли бы напротив, вызвать панку. То какая-то мелкая слизеринка начала тоже наводить порядки, строя из себя не пойми кого, будто она была важной шишкой, чуть ли не отпрыском Министра Магии. Еще больше раздражало упоминание тех людей, что в отличии от них, сидевших тут в безопасности, рисковали своими жизнями, если уже не были мертвы. Все что помнил немец про того же Хоука, так это то что Гарнэт сказала профессору МакГонагалл. Как ни крути, но Бальза не хотел бы чтоб тот помер. Наверное, потому он и подал голос, когда девчонка проходила мимо:
— Баллы факультета - это лишь пыль под ногами, как и многочасовые отработки, когда речь идет о спасении жизни и тех кто спасал! Если они живы, то твой дорогой профессор Снейп может хоть обнулить Слизерин и стать директором школы! Умерь свой гонор! И радуйся что тебя не было на том корабле! И молись чтоб эта штука в небе была галлюцинацией!
Да, Миклош буквально наорал на ребенка, сорвавшись и выплеснув весь накопившийся багаж чувств и эмоций. А самое занятное то, что даже остыв спустя мгновения, осознавая всю суть совершенного им, не пожалел. Если будет надо, то он повторит эти слова столь же четко, как и следующие:
— Все люди смертны...

 

     
Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Анна покосилась и подняла вверх одну бровь, когда с ней заговорил представитель Дурмстранга. Интересные у них за границей понятия. Чужая школа, чужая страна, приютила их в своих стенах на время, а они строят из себя непонятно кого? Да, Анна в этом понятии думала и о той самой француженке. Но она, по крайне мере в глазах девочки, выглядела куда более спокойной и рассудительной, нежели этот молодой человек, который ни с того ни с сего сорвался на слизеринку. На языке уже вертелись слова ответа парню, но его упоминании ужасающего облака немного выбили Анну из колеи. Благо, она сумела сдержать себя в руках.

- Да, я радуюсь, что не тратила своё время, сражаясь за “жизнь” бесполезного куска дерева с парусами. - развернувшись к парню с презрительным выражением лица, протянула Анна таким же издевательским голосом, складывая руки на груди. - И не знаю о каких ты там жизнях говоришь, но выглядит это как посмешище… если ты так ценишь их, что же сидишь здесь и рвёшь на себе волосы? Иди, - Анна кивнула в сторону дверей, ведущих на выход из зала. - Спасай кого ты там собирался и не мешай другим людям здраво мыслить и держать, таких как ты, в нормальном расположении духа. - Анна осмотрела иностранца с ног до головы и подняв подбородок, отвернулась от него, разворачиваясь обратно к своему факультету.

- Вот идеальный пример человека, который только и может, что сеять панику вокруг, - чётким и уверенным голосом проговорила Анна своим, кивая на немца. - Разбитый и винит вокруг всех, кроме себя любимого. Вы, и я вместе с вами, все выше этого и будем вести себя, как адекватные люди.

Анна напоследок ещё раз презрительно покосилась на юношу, расплываясь в коварной улыбке. У неё уже были небольшие планы, как можно из этой ситуации сделать представление и извлечь для себя максимальную выгоду. Надо только подождать, будет ли от него следующий шаг и будет ли он в принципе.

Последнее посещение: 1 год 1 месяц назад

Глупо было винить ребенка, что еще не мог показать достаточную дальновидность и, похоже, решила с чего-то что пострадал лишь корабль. Более того, внимание парня больше сосредоточилось на том, что она как-то слишком спокойно, в сравнении с остальными, отреагировала на упоминание метки в небе. Наконец, в голове немца вновь что-то щелкнуло, но теперь он уже говорил не крича, а холодно, методично, как шипящий удав, медленно подползающий к добыче:
— Ага, а для тебя, девочка, ценность имеет лишь сам корабль, но тебе вот вообще плевать на находившихся там людей и животных? Значит, если вдруг загорятся спальни Слизерина, то никто не должен тушить их, так? И плевать если там будешь ты, — он медленно облизнул губы, - И если бы у меня еще остались силы, то я бы продолжал помогать, — непринужденно указал на следы крови из носа и красные от лопнувших сосудиков глаза, — И не стоит переводить внимание с метки в небе. Это не что-то безобидное! Мне казалось что все слизеринцы должны знать о том что она значит, ведь факультет же славится приверженностью чистотой крови. Не понимать вес ужас появления этого знака рядом с замком... — с губ сорвался едва слышный смешок, — ...может лишь грязнокровка!
Один из столов в зале замер в немом шоке на несколько секунд. Одно из страшнейших оскорблений было произнесено и точно будет иметь последствия.

     
Последнее посещение: 7 месяцев 1 неделя назад

— Довольно, мистер Бальза! — подал наконец-то голос профессор, все это время сидевший у входа и выполнявший свою работу, которой внезапно прибавилось, после распоряжения Грюма, а с появлением видневшейся через окно дряни над лесом, ее обещало стать еще больше, — Даже если во всем виноват как-то проникнувший враг всех порядочных волшебников, даже если наши товарищи, близкие и друзья мертвы, мы должны верить в лучшее! Что пустившего знак Волдеморта поймают, а спасавшие погорельцев живы! — с произнесением имени того-кого-нельзя называть весь зал замер, — Что? Нужно называть вещи своими именами и быть готовыми к худшему, веря в лучшее, а не лепетать как мыши с зерном по норам. На территории школы полно авроров, колдомедиков и прочих специалистов, что точно все уладят! Не надо устраивать тут ссор, мы все на нервах. И Вас, юная мисс, это касается не меньше чем моего подопечного.
Итальянец удобнее устроился в кресле и посмотрел предельно суровым взглядом на каждого присутствующего.
— Любой пытающийся покинуть без дозволения зал получит лично от меня Петрификусом, в лучшем случае. За сим и успокойтесь. Церемониться я не стану. Паниковать не надо, но и относиться как к чему-то безобидному не стоит...
«Молитесь чтоб это не было все знаком начала новой войны», — закончил уже про себя.

Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Разумеется, Анна знала, что только что получила в свою сторону одно из самых противных оскорблений в мире волшебников. Девочка нахмурилась и уже чувствовала, что в следующих словах будет сдерживаться куда меньшее. Но оставлять их просто так, отворачиваться или молчать - значит признать поражение. Нет, это было совершенно не про неё.

- Я не говорила, что не надо тушить пожар, - чётко проговаривая каждое слово, продолжала говорить Анна спокойным и дерзким тоном. - Я говорила, что надо оставить это тем, кто в этом что то понимает, но ты разумеется не слышал этого, надрывался там непонятно для чего! - Анна всё таки повысила немного голос. Осматривая “раны” парня. - Если бы у тебя НЕ остались силы, ты бы не ворчал сейчас здесь и не сеял бы панику среди и без того напуганных детей! Да я тоже испугалась этого облака, но в отличие от тебя и половины здесь присутствующих, включая и твою школу, я могу держать себя в руках! - ещё сильнее повысила голос девочка, так, что её было слышно по всему залу. - И не пытайся задеть мои “магические чувства”, своими оскорблениями. Чистота крови, - артистично промямлила Анна, закатывая глаза. - Понятие, которым кидаются только неотёсанные бездари, считающие, что они выше всех только потому, что их бабушки и дедушки палочками махали! Знаешь, что отличает меня, грязнокровку, как ты выразился, от тебя - “чистокровного”, - вновь этот артистично оскорбительный тон, словно в цирке. - Или “полукровного”, кто ты там есть - мне всё равно?! То, что я, в отличие от тебя, знаю порядки в этой школе! Хотя оно и не удивительно, не удивлюсь, если в Дурмстранге, подобное поведение считается нормой! Но ты, я напомню, находишься в Хогвартсе и поэтому должен соблюдать его порядки, а значит, будешь вести себя тихо и спокойно!

Анна уже не сдерживалась на последних словах и громко выпаливала их прямо в юношу, не думая сейчас о последствиях. И да, в её голове кое что щёлкнуло, то, чего она именно и добивалась. Она повернулась к слизеринцам и тыкнула в немца пальцем.

- Вы слышали, что он сказал про “чистоту крови”? Он только что оскорбил весь наш факультет и всю эту школу, сравнив их с самыми недалёкими магами из всех когда либо живущих!

Голос Анны произвёл некий фурор и по столам понеслись шёпотки, которые явно обсуждали всю эту ситуацию. Анна отвлеклась на профессора из Дурмстранга, скрестив на груди руки она впилась нахмуренным взглядом в Бальзу, ожидая его реакции на слова преподавателя.

Последнее посещение: 1 год 1 месяц назад

Немец устало закатил глаза, особо уже не вслушиваясь в то что там заверещала эта малолетка, выискивая лишь наиболее важные моменты для себя, да попутно обратив внимание на профессора. Вот кто действительно понимал весь кошмар. И Мик был бы рад уже прислушаться к нему, но девчонка, похоже, не собиралась прислушиваться к старшему, да еще и больший гомон развела. Пришлось ответить:
— Профессор и тебе сказал прекратить, но ты проигнорировала. С хорошей же стороны показываешь себя, — губы подернулись усмешкой, — Чистота крови нужна миру, ибо это самый простой и проверенный критерий иерархии, но, — еще одна усмешка, — говоря о неважности крови ты противоречишь одним из ключевых догм своего факультета, а уж я, поверь мне, довольно много общался с представителями Слизерина. Да и предмет Истории Хогвартса неплохо поизучал.
Похоже что часть народа, особенно с чистокровных, решили попридержать коней после его слов, уже с интересом слушая немца.
— Далее, я назвал лишь тебя грязнокровкой, а то что ты реагируешь на это, дорогая, говорит лишь о том, что тебе не все равно, - приподнял брови и еще пара человек крикнуло что-то подтверждающее, — Будь иначе, то ты бы и внимание не обратила, но нет, перешла в наступление. Более того, — поднял один палец вверх, — приписываешь мне то чего не было. Или ты олицетворяешь собой весь Слизерин и можешь говорить от лица каждого? Что, думаешь что знаешь что в голове у каждой змейки? И потом, где я сравнил кого-то с недалекими магами? Ох, ты же считаешь что чистота крови ничего не значит, но если опираться на твои слова, то выходит так... -— сделал максимальный акцент, — что все грязнокровки недалеки и ни на что не способны, что далеко не так. Чистота крови никак не соотносится со способности умственными или магическими, но ты сделала уже вывод, приписав мне то чего не говорил. Выразила, не больше и не меньше, скорее уж свое суждение. Двойные стандарты, мисс...
Карта была бита и где то половина ее стола поддержала дурмстрангоаца, да и со стороны остальных факультетов хватало принявших его сторону. Про дурмстранговцев, натерпевшихся за сегодня, говорить не приходилось.
— Я говорил сугубо о тебе, но если мое ироничное «вас» для тебя множественное число, а не обращение на «вы», то мне остается лишь развести руками, — добивочные слова, — Тогда как ты уже неоднократно оскорбила не меня одного, а обобщала, говоря про всю школу,  при том что я хвалил смелость и самоотверженность того же Хоука, с которого сейчас можно некоторым гриффиндорцам было пример брать! — начались первые хлопки от кого-то, — При том что у учеников разных школ уже есть взаимные друзья, любовные отношения и прочие узы! А говоря так об учениках моей школы, девочка, выходит что ты просто оскорбляешь близких людей учеников так тобою ретиво защищаемого Хогвартса! Браво!
Больше говорить ничего не требовалось. Конфликт себя исчерпал и уже никто не изменит кардинально точку зрения. Да и профессор уже предупредительно пустил заклинание в тарелку на столе, изничтожив ее, подтвердив что не намерен больше терпеть тут ссоры и устанавливая жесткий порядок. Прямо как в Институте. Еще одно оскорбление или попытка продолжить конфликт - учеников утихомирят силой. Парализацией или усыплением. Дуэль сейчас уж точно никому не нужна.

     
Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Да, профессор явно перечеркнул все планы Анны, плотно вмешавшись в этот спор. Девочка ещё несколько долгих секунд сверлила немца нахмуренным взглядом. В голове роилось куча слов, куча планов о том, как бы выставить на посмешище и паникёра, и всю его школу в стенах Хогвартса. Но если не сейчас, то рано или поздно, если он продолжит свои бесполезные нападки - Анна ещё сделает свой ход.
Анна опускает руки и, может быть для кого то, но точно не для неё, внезапно, на её лице появляется улыбка, которую она секундно продемонстрировала немцу и после резко отвернулась от него, небрежно “стукая” его своими волосами. Слизеринка поправила свои волосы, показушно растирая, надменно вытирая, те места, которые коснулись тела немца. Анна начала движение в сторону стола Слизерина, но тут покосилась на преподавателя из Дурмстранга и покосившись на ученика, с которым у неё случилась перепалка, подняла подбородок и ровными шагами направилась к итальянцу. Подойдя к нему, Анна уважительно поклонилась головой и сказала:

- Прошу прощения за столь неподобающее поведение, но вы сами всё видели и слышали, я лишь отвечала на провокации. - Анна смотрела на учителя уверенными глазами и была твёрдо уверена в правоте своих слов. - Такого больше не повторится, от меня по крайне мере и надеюсь, что и от ваших учеников тоже. - Анна ещё раз, на этот раз уже скорее показушно, поклонилась учителю. И кинув через плечо осуждающий взгляд на того самого немца, при этом вновь натягивая свою гадку улыбку на лицо, отправилась к столу Слизерина.

- Молодцы, сейчас можете вести себя тихо, - уверенно проговорила Анна, подходя к столу, а у себя в голове лишь дополнила: "Пока что”. - Взрослые уже возвращаются и скоро всё нам расскажут.

Последнее посещение: 1 месяц 1 неделя назад

В свое время профессор Спраут поступила правильно, порекомендовав на должность старосты Мэдисон Фостэр. Среди хаффлпаффской мягкости и лучезарности она была больше прочих похожа на старого злого барсука. Она была человеком честным, чаще всего благонадежным и исполнительным. А еще очень резким и требовательным. Идеальный набор качеств для старосты! Особенно, когда приходилось следить за малышней. И если Элион, с ее природной мягкостью, предпочитала находить подход к каждой живой душе, подскивая нужные слова, словно маленький золотой ключик, что может отворить человеческое сердце… То Мэдс скорее предпочитала “отмычки”, пользуясь старым военным девизом “не умеешь - научим, не хочешь - заставим”. 

Тем удивительней было попасть в ситуацию, где терпение вечно порхающей Элион лопнуло.

- Сукины дети! Хватит бегать!!!

“Ну наконец-то! Сколько можно с ними нянчиться!” - поддерживала Мэдс подругу, чувствуя при этом прилив “я-же-тебе-говорилки”.

- Всем стоять на своих местах! Тот, кто шевельнется - получит Петрификусом прямо в лицо! 

Тири заметила скепсис на лицах старшекурсников, но не заметила его на лице Фостер. Но, может, и хорошо, раз уж следом она повесила привилегию стрелять в морду на хаффлпаффку. Подозвав подругу, Эл шепнула: 

- Там успело выбежать как минимум человек 10. Я пойду за ними, а ты поспеши запереть за мной дверь, пока не выбежало еще больше.

- А что на счет Петрификуса в лицо? - Мэдисон была почти уверена, что это было лишь пустой угрозой, но не угадала. 

- Пленных не берем. Стреляй во все, что плохо сидит.

- Поняла. - подмигнула Мэдс и перевела зверский взгляд на шмакодявок. 

Олли сглотнул, не отводя взгляда от Фостер. Так, должно быть, смотрели мыши на удавов. Джейд усмехнулась и махнула палочкой, припугнув детей. О, как же ей нравился этот злодейский образ суровой надзирательницы! Если бы только повод для этого был чуть менее серьезный, чем реальный пожар…

 


 

Чем дольше они сидели в Зале, тем больше нарастала паника. Вначале студентам было все равно. Все сидели и обсуждали предстоящий матч. Но время шло и разговоры о квиддиче сменились скукой. Еще немного и скука, ожидаемо, сменилась любопытством. Но любопытство никто не удовлетворял. В зал не просачивались новости извне и эта маленькая локальная “изоляция” очень скоро обросла слухами и домыслами. Мэдисон будто бы оказалась единственным человеком, наблюдающим за развитием жизнедеятельности бактерий в чашке петри. О ней ей рассказывала Элион, вычитав в какой-то книге в темно-синей обложке. 

Кто-то предполагал, что пожар начал Дурмстранг, чтобы не играть против Шармбатона. (Эту идею, надо сказать, быстро подхватили локальные фан-клубы Турнира и маленькие любители сплетен о том, что Виктор Крам, мол, симпатизирует Флер Делакур и не хочет играть против любимой). Следующая теория включала в себя тренировочные полигоны на корабле и что чья-то тренировка пошла не по плану. Кто-то предполагал, что это не просто огонь, а Дьявольский огонь! И что это рещультат неудачных темных чар и всех нас поглотит огонь! 
“Вот же бестолочи. Им бы магглов в средние века пугать”
Какой-то болван заявил, что доподлинно знает, что корабль, мол, подожгли драконы!

 

Но чем дольше приходилось сидеть, тем больше ситуация усугублялась. Постепенно даже рассказы о драконах смолкли и их место заняла напряженная тишина. Появление профессора Грюма ситуацию не исправило. И хотя профессора Мэдс обожала, его грозный глаз добавил ей работы, так как после его ухода дети начали паниковать.
Две девчонки попытались разобраться с беснующимися, пока Мэдс грозилась заморозить пацана, что собирался вылезти в окно и “посмотреть одним глазком”... Но тут один из дурмстрангцев начал наводить паники. "Мы все умрем. Бренность бытия. Я такой смертельно уставший, что не могу тушить корабль. Ах-ах!" - вот, что слышалось Мэдисон, пока взрослый лоб, лет двадцати на вид выпендривался перед одиннадцатилеткой.

- Потрясающий диалог, а теперь все сели и заткнулись. - цыкнула Фостер, смерив обоих ребят... Ну как ребят. Взрослого идиота и мелюзгу. - Анна, займи свое место, пожалуйста. А вы...
Она обернулась к блондину. Весь ее вид демонстрировал недовольство. Дальнейшие слова она цедила тихо, чтобы только блондин ее и слышал:
- Это что за детский сад? "Тебе тоже сказали помолчать" - передразнила его Мэдисон, - При этом сами не на секунду не затыкаетесь. Вам что, три года? Во-первых, вы совсем без мозгов? Кричать тут налево и направо о метке? 
"Боже, насколько надо быть тупым!!!" 
- Во-вторых, я вижу, что вам удалось найти удачного оппонента по возрасту в завязавшейся полемике, - говоря слова вроде "полемики" Мэдс была абсолютно уверена, что дурстранец ее поймет. Он говорил на английском подозрительно идеально, как для иностранца, и она это подметила. - но в чем-то мисс Флаэрти права. Если вы так устали, так заткните себе чем-нибудь рот и претворитесь уставшим. А то как орать и распинаться перед первогодками - на это у вас сил хоть отбавляй. И ваши сосудишки в глазах, к слову, ничего ни для кого не оправдывают. Устали тушить? Ну так пейте сок

Радовало одно. Судя по реакции студентов, не все из них поняли, что речь шла о Темной метке и мало кто заметил ее в окнах. А те, кто заметил - были достаточно умны, чтобы придержать свой язык и не поднимать паники.
 

Последнее посещение: 7 месяцев 1 неделя назад

Бывший аврор и в самом деле готов уже был усыпить или как-то еще обезвредить молодое поколение, пока они не поубивали друг дружку, но похоже что уничтожения посуды оказалось достаточно, да и говорить, по мнению мужчины, детишкам уже было не о чем. Если уж бывший до распоряжения Минервы в зале немец был возвращен с другими учениками аврорами, да еще и в таком виде, то явно был где-то очень близко к эпицентру событий. Девочка же выполняла послушно распоряжение заместителя директора, не зная всей подоплеки и будучи все еще весьма юной, дабы сполна осознавать весь свершившийся кошмар. Между двумя волшебниками был слишком большой разрыв во всем и вряд ли что-то могло свести их восприятие происходящего к единому знаменателю. По крайней мере пока. Только и оставалось что безразлично ответить ученице:
— В любом конфликте виноваты оба и будь Вы под моей опекой, а ситуация более мирная, а не как при нынешних обстоятельствах, то оба получили бы наказание. И просто работой без использования магии дело не ограничилось бы, — итальянец был как всегда холоден в подобных ситуациях, — Могу лишь повторить то, что без разрешения отсюда никто не выйдет. От этого может зависеть Ваша жизнь, не смотря на наличие специалистов.
О том что преступник мог прятаться среди учеников все же промолчал. И без того остудил созданное немногим ранее воодушевление. Всего должно быть в меру.
— Могу лишь для успокоения сказать о том, что я участвовал  в Первой Магической войне Британии, как и профессор Грюм. И прекрасно знаю свое дело, так что ни один темный маг Вам не навредит.
«Вы сами с этим отлично справитесь...»
Последнее посещение: 1 год 1 месяц назад

Он лишь усмехнулся, почувствовав как волосы коснулись его лица, собираясь уже было и впрямь хлебнуть сок, как до него докопалась еще одна особа, теперь уже староста хаффлпаффа. Нет, конечно, стремление ее было понятно, но вот только парень его ничуть не поддерживал:
— Нужно называть вещи своими именами. От того что ты не будешь говорить она не исчезнет, увы. Впрочем, Ваше право носить розовые очки сколь угодно, aber der Dunkle Lord ist eindeutig nicht im Nirgendwo verschwunden. Zumindest lebt sein Geschäft weiter. Und die Anhänger werden aktiver.
Под конец блондин перешел на немецкий, погрузившись в размышления и не обращая более, по крайней мере пока, внимания на окружающих. Кое в чем они были правы. Он тратил силы не на то, ведь если уж выдалась возможность передохнуть, то ее можно потратить на работу.
«Что мы имеем? Осенью происшествие на матче. Куча народу, политики и метка. Теперь вот повторение, по сути, да еще и больший подрыв доверия к Министру и международным отношениям. Ни за что не поверю что это просто так! Надо будет потом поговорить об этом с тестем. И написать родителям. Визит в гости хорошо, познакомиться с Лили им будет надо, но когда тут такое... А безопасно ли вообще приезжать в Британию?»

     
Последнее посещение: 1 месяц 3 недели назад

Удивительно, но пока француженка пыталась достучаться до Аврора, что нет пару людей посреди зала началась ссора Анны и мистер Бальзы? Ну по крайней мере его так назвал профессор.
"Да, они помогали тушить корабль и не просто сбежали из зала...Я же это все видела своими глазами, да и я видела как старался помочь мистер Бальза, но место того, чтобы поступить правильно и остаются там я решила сбежать как трусиха! А чтобы утешить себя решила поиграть опять в старосту пытаясь сделать и помочь хоть кому-то и хоть как-то. Все это обернулось тем, что я некоторых даже героев просто хотела вернуть сюда ради...ради того, чтобы...Не знаю..Как все сложно и я, и я так и нечем не помогла..."-подумала Линди и её оптимизм резко куда-то пропал, а все что она хотела сделать она отложила на потом, хотя на никогда все же. Она задумалась о том, что была же там и могла помочь, но сдалась... Она почему то не могла поверить в, то, что она из-за какой-то головной боли вернулась и, то, что многие другие чувствовали намного больше боль чем головную. Весь мир рухнул и все из-за мечты. Удивительно, но причем тут мечта? А при том, Линди очень хотела стать Аврорам таким храбрым Аврором, но она испугалась и не смогу проявить храбрость в такой ситуации в, которой это очень нужно. Разве так Аврор бы поступил? Её всегда возвращал в мир от плохих мыслей и угнетанея себя именно он, но сейчас он стал как будто очень слабым и сдался. Линди отошла от Аврора и посмотрела ещё раз на небо увидев черную метку и остаточно осознав, что это не просто страшный сон девушка просто сломалась. Она села за стол Хаффлпаффа. Отодвинув чашки и тарелки француженка положила голову на стол и смотря в окно она позабыла о всем. Вокруг неё было очень много шума и он в ушах наростал все больше и больше.
"Нельзя сдаваться, нельзя.....но я сдалась. Я трусиха и ещё хуже"-подумала Линди и просто из середины её начала поедать печаль, разочарование...

(Мысли отформатирую позже)

Рождество может стать временем чудес, счастья и мечтаний стоит только этого захотеть. (с)

 
Последнее посещение: 6 месяцев 3 недели назад

Монро двинулся за своими новыми знакомыми.
Многострадальный корабль поднялся из под воды. Догадались бы его спустить раньше, может быть меньше страданий было бы. Хотя. Там же были выключенные студенты. Да нет, они бы догадались пройтись по каждой палубе. Чего это девчонки так распереживались! Не идиоты же работают на своих местах. Всех кого могли вытащить - вытащили. Ладно. Девчонки целы….

- А НУ-КА МИНУТОЧКУ!! Где Бэт? - Монро испуганно заоглядывался по сторонам. Прилетели они вместе, да вот потом она взяла и исчезла. Нет, на корабле её точно не было. Точно-преточно. Наверно. Может быть. Черт.
Анри дернулся к идущему рядом серьезномордному волшебнику:
- Слушай, аврор, а ты не видел вот такую рыжую девчонку со стрижкой под пацана? — наглядно показал какого она роста, - шустрая и тихая, откликается на “Бэт”.
- Я не понимаю о чем ты говоришь.
- Ай, - обиженно махнул рукой в сторону абсолютного бесполезного служителя порядка, - толку от тебя что от накидного ключа, - Анри уже начал подмерзать. Не только от местных настроений, но и от октябрьской погоды.
- Эмили, Гарнэт, я немного пробегусь до замка, а то знобить начинает. Увидимся, - Монро побежал трусцой, оставив задорную улыбку в царстве опустившейся депрессии. 

Что же все я имею в итоге? За лопату - надо заплатить. Бородавочник этого просто так не спустит. Что будет лучше - упрашивать его взять снова на работу или вытащить откормленных клубкопухов на продажу? Ну нафиг. О! Может просто их по школе раскидать! И где-то по замку будут бегать, вить гнезда, плодиться и размножаться. Так, это хорошо. Сделаем. Посох, всего лишь обидный инцидент. Надо зайти в Гринготтс, посмотреть сколько монеты с корабля стоят. Вот и все приключение на этом турнире окупиться. Они наверняка его закроют. Не идиоты же. Оцепят замок...черт, надеюсь они разрешат выехать из деревни. Я же всем помогал! Вот и в свидетели этих двух запишу. А сейчас - Большой зал. Там наверняка будет Бэт.

Большой зал

- Здравствуйте! - он согнулся пополам восстанавливая дыхание, но обращался к очередному измученному лицу, восседающему на коляске у входа, - я Мэт, прямо с берега. Уффф. Слушайте, я ищу Бэт, Вы её не видели, - бегун выпрямился, и снова подставил руку к груди, - вот такого роста, обучается на Гриффиндоре. Короткая стрижка, ну такая, пацанская. Я тут обыскался уже.

 

Знаю точно, что смогу и металл согнуть в дугу
Помогу без лишних трений точку G найти врагу
Последнее посещение: 1 месяц 1 неделя назад

Выходки немца девушке не понравились, равно как и его по-детски глупое поведение. А внезапный переход на немецкий, прямо в процессе диалога, был просто верхом наглости и грубиянства. Потеряв всякую надежду на то, что с этим человеком удастся вести человеческий разговор, Мэдс фыркнула. Но внимание ее быстро привлек вход в Большой зал, куда завели новых студентов. Как же новых? Старых, скорее.
Увидав избитого жизнью Хоука среди возвращавшихся, Джейд на секундочку возликовала, подумав, что “поделом ему. Потому что надо было покидать Зал”. Но увидав позади него Элион, отказалась от своих слов.

Эл! - кинулась она к подруге. Фэрроу выглядела так, будто вернулась после поцелуя дементора. Глаза рейвенкловки были пустыми, она смотрела куда-то сквозь. И только когда Фостер коснулась ее плеча, девушка медленно подняла на нее глаза, пытаясь выдавить хоть какую-то улыбку. 

Никогда прежде хаффлпаффка не видела подругу такой. Элион всегда была самым радостным и улыбчивым человеком из всех, что Мэд встречала. Этот смешливый комок сострадания и безмерной любви ко всему живому… сейчас выглядел опустошенным.
Эл, что случилось? Что там?
Пожар, - прошептала она одними губами, почти беззвучно, - потушен.
Это хорошо, но что там случилось? Что с тобой?
Мне… - сказала она и затихла почти на минуту, будто погрузившись в свои размышления. - Мне нужно выпить.
Выпить? - не поняла хаффлпаффка. Алкоголя в Большом Зале не подавали. - Сок подойдет?
Идеально. - почти улыбнулась Эл, явно вымученно.

Мэдс подбежала к ближайшему столу, плеснула в бокал виноградный сок и мигом вернулась к Тиль, вручив бокал ей. Пила она медленно, а руки ее дрожали. Кажется, Джейд заметила это только сейчас.

Господи, Тири. Что там случилось?

Элион оторвалась от сока и подняла на нее глаза, как будто прикидывая, стоит ли ей говорить или нет.

Последнее посещение: 1 месяц 1 неделя назад

Мэдс. - начала Эл неуверенно. - Ты ведь почти всех в школе знаешь? Посмотри по сторонам. Здесь кого-нибудь не хватает?
Фостер обернулась и принялась считать, вглядываться, что-то шепча под нос.
Да вроде все. Из наших точно все, а из других… А где Поттер?! - встрепенулась она и тут же махнула рукой. - А-нет, нашла. Вон, сидит. Ну тогда, наверное, все здесь.
Это хорошо. - прошептала Элион и ей вдруг стало невыносимо стыдно за эти слова. Что хорошего? Она сказала так лишь за тем, что не хотела бы, чтобы тем телом оказался кто-то из Хогвартса, а уж тем более кто-то, кого она знает лично. Но разве есть разница, между погибшим хогварчанином или дурмстрангцем? А что, если это был кто-то из Шармбатона? Разве есть разница? Вне зависимости от школы, курса и статуса, она знала - сегодня на корабле кто-то погиб. Окончательно и бесповоротно. Так не все ли равно откуда он? Этот человек заслуживал жизни.

Элион расплакалась. Мэдс это испугало и она принялась бегать от стола к столу, нагребая для Фэрроу какие-то салфетки, стаканы воды и, кажется, какие-то капли. 

Вот, - забрала она стакан с соком, заменив его на воду с каплями. - выпей это, так будет лучше.
Что это?
Вода.
А в ней?
Пару капель настойки валерианы.
Угум, - протянула Элион, жадно глотая воду. - Спасибо.

Там кто-то… - “пострадал” - намеревалась спросить Мэдисон, но прочувствовала ситуацию, и решила помолчать.

Эл молча кивнула и на том разговор смолк. 

Последнее посещение: 8 часов 44 мин. назад

---> Причал

 Плотная пелена, нависающая в сознании аврора, постепенно сходила на нет. Больше этому поспособствовала эта ужасающая штуковина, что все еще продолжала висеть в небе и только потом Министр Магии. Казалось, что перед лицом опасности и страха даже самые влиятельные люди отходят на второй план, но, если человек хоть как-то мог держать себя в руках, то собраться с мыслями и отойти от оцепенения он все же сможет. Примерно так же получилось и с мистером Далинором. Некоторое время он, конечно, лицезрел силуэт, но как только услышал слова Министра, тут же перевел своё внимание. В конце концов он был мракоборцем и должен бороться с подобными вещами, а не пускать в свою душу панику, их этому обучали. Но каждый человек индивидуален и не понятно, как он себя поведет в той или иной ситуации.
 Постепенно на причале начало становиться все больше живых душ. Некоторые из них были совсем недавно на корабле вместе с Центритиусом, но, по какой-то удивительной причине, не успели на последний "вагон" уходящего состава. К сожалению, времени беседовать с ними и расспрашивать об их состоянии не было, нужно было отправляться в зал. Ближайшая округа просто кипела коллегами, кто-то из них тотчас же отправились в сторону леса, другие получили несколько иное задание, скорее даже более безопасное, сопроводить детей до большого зала и до больничного крыла.
 Молодой аврор шел чуть в стороне от основной толпы, стараясь находиться между оравой детей, которые шепотом что-то обсуждали между собой и тем самым лесом, что одним лишь видом вызывал только негативные эмоции. Конечно, там водились прекрасные и удивительные создания, но и хватало весьма гадких и, говоря искреннее, отвратительных. Но сейчас это место пропитывалось только отрицательной энергетикой. Профессора же шли ближе к ученикам, так же решая свои, не менее важные, вопросы. Но сотрудник Департамента магического правопорядка понимал, что их диалог строится вокруг этой метки.
 Через какое-то время волшебники и волшебницы добрались до зала, который сейчас больше напоминал центр тактики. Большая часть жителей Хогвартса находилась тут, а оставшиеся, по догадкам Центритиуса, были в больничном крыле, после полученных травм во время пожара или даже пожарища. Не далеко от стола факультета Слизерин происходила баталия на словах и лишь некоторые слова смогли добраться до слуха мага. Ему сейчас это было не важно, больше волновал другой вопрос, что уже несколько минут крутился в голове.
 - Для чего поджог? Какая цель? Метку можно выпустить и не прибегая к опасной затеи. - Но ответов так и не поступало. Единственное, что смог уяснить Далинор так это то, что бриг загорелся не просто так. Эти два происшествия связаны между собой прочной нитью. Оставалось выяснить для чего именно, вот только это в его юрисдикцию не входило, а подобными делами занимались специальные люди и аргусы, несомненно, появятся уже очень скоро.
 Место ожога, полученный от саламандры, начинало жечь, а визуально можно было разглядеть несколько волдырей, умеренно распространившихся на кожных покровах. Голубоглазый мужчина отошел чуть в сторону и прислонился спиной к прохладной стене величественного замка, подняв голову, он закрыл глаза. Палочка все еще уверенно была сжата в правой руке.
 - Мрак подступает. - Сообщил он сам себе.

Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Анна сидела за столом и медленно крутила головой по сторонам, подперев её обеими руками. Небольшая словесная потасовка горячо разогнала её молодую кровь, но её резкое прекращение - ввело её в состояние скуки. Впрочем, о черепе в небе она уже даже не думала, постоянно отгоняя любые мысли по этому поводу.
Слизеринцы успокоились и вообще не давали никаких причин, чтобы Анна вновь подала свой приказной голос. Благо, в зал начало возвращаться ещё больше сбежавших учеников, в них, Анна и увидела своё новое занятие. Как бы она не пыталась показать, что ей всё равно на пылающий корабль, детское любопытство всё ещё играло в одном месте. Анна хотела, перед тем как выйти из за стола, обратиться к слизеринцам, чтобы они продолжали сидеть тихо, но решила всё же промолчать, они вроде и так не собирались шуметь.
Анна поднялась с лавки и пошла в сторону новоприбывших ребят, входить с ними в какие либо разговоры она конечно не планировала, поэтому встала поближе к ним, чтобы слушать их разговоры. В её взор попал Кайлей и тут же Флаэрти перенесла своё внимание на него. Она нахмурилась, впилась в парня тучным взглядом, надула губки и показушно скрестила руки на груди, всем своим видом показывая, как она относится к тому, что факультет оставил один из самых ярких его представителей. Анна хотела выплеснуть ему в лицо всё, что хотела сказать: про всё тот же побег из зала, про то, что он решил помогать тушить эту треклятую лодку, вместо того, чтобы мирно сидеть, про то, что подставил факультет своими действиями, ведь явно теперь не обойдётся без взбучки за своевольный побег студентов. Но решила, на данный момент, просто молчать и буравить Хоука своим взглядом, практически выжигая в нём дыру насквозь. Она всё ещё раздумывала о том, стоит ли выкладывать всё профессору Снейпу. С одной стороны, факультет получит ещё больше наказаний, профессор явно не остановится на одних только Кайлее и Лавине. С другой, профессор будет ценить такую открытость Анны, что она держит его в курсе всех событий факультета. Это стоит обдумать, весьма и весьма хорошенько, и возможно… использовать это в своих целях, если потребуется. Но чувство подсказывало, что потребуются они в самое ближайшее время.

Последнее посещение: 9 месяцев 1 неделя назад

Прошу всех игроков, что хотели отписаться в зале, поспешить. В 21 по МСК ивент будет завершен.
Последнее посещение: 1 месяц 4 недели назад

Причал >>>>>>>

Шли молча. Говорить было нечего. Ничего было не понятно, и в то же время все всё прекрасно поняли.
Эмили никогда вживую не сталкивалась с Пожирателями, но они и следующее за ними по пятам пламя упрямо отказывались избегать ее жизнь, врываясь туда время от времени выжженными проплешинами - сперва прошлого, а теперь и настоящего. 

Каждого входившего в Большой Зал ученики встречали любопытными, голодными (явно не от недостатка еды на столе) взглядами. Все головы поворачивались в немом приветствии и содержащемся в нем вопросе. Ответ. Вот уж чего вошедшие не могли им дать. Зато сполна наградили сидящих своими бледными мертвецкими лицами, заморенными взглядами и, казалось, несмываемым запахом пожарища. Слой копоти не оставлял Коттон и шанса оправдаться. Все, конечно, поняли, что все это время она вовсе не в туалете пряталась. И теперь начнут расспрашивать. Вот уж чего действительно не хотелось.
Девчонка на мгновение замерла в дверях, опешив под напором сотен глаз. Потом потупилась - лишь бы не встретиться взглядом со старостой. Хотя, от нее она все равно потом получит. И вгонит факультет в безнадежный минус. Она, нахмурившись и ни на кого не смотря, стремительно пронеслась мимо пчелино-полосатого стола и с размаху уселась на лавку. Напротив плюхнулась Гарнэт. Эм с раздражением посмотрела на жирные ребрышки и принялась рукавом протирать серебряный значок в форме глаза, безуспешно размазывая по нему сажу. В итоге бросила эту затею и, порывшись в кармане, извлекла оттуда маленький набор красок для лица. Она макнула палец в краску и оставила на носу грязно-голубую полоску.
И все-таки мы были правы. Синие победили. 

Порыв — кипуч, желание — без меры, 
Ум — слеп и хром и полн ребячьей веры

Последнее посещение: 9 месяцев 19 часов назад

Прошло всего два с половиной часа с того момента, как в зал ворвался мистер Уилкинсон и оповестил всех о начавшемся пожаре на корабле Дурмстранга. Но казалось, что прошла целая вечность прежде чем директор Дамблдор зашел в зал. 
Его приход ознаменовался мгновенно повисшей тишиной. 
Все понимали, что означало появление директора в данной ситуации.

В полном молчании, под провожающие его взгляды детских глаз, Альбус проследовал к преподавательскому помосту, где все еще стояла металлическая кафедра в виде совы. С момента объявления результатов выбора Кубка Огня прошло всего две недели и ни кафедру, ни Кубок с тех пор еще не убрали. Теперь это пришлось кстати.

Волшебник взошел на помост. Министр следовал за ним, не отступая ни на шаг. Ни то для демонстрации собственной важности, ни то из недоверия Дамблдору, — а может и из-за всего этого,— но с момента их разговора на причале, Корнелиус не позволял себе отходить от директора дальше, чем на несколько метров.

Альбус занял место у кафедры и выждал минуту, чтобы собраться с мыслями. А затем одарил пристальным, но понимающим взглядом всех собравшихся, от дальних закоулков зала, где в ряд стояли молодые авроры, — хоть и бывшие, но все еще его студенты, — до самых ближайших к помосту мест, где сидели малыши-первокурсники, впервые приехавшие в Хогвартс всего пару месяцев назад. 

Он ясно видел, что глаза его студентов, его детей, переполняла тревога, жажда ответов и надежда на то, что все будет хорошо. Все они были такие разные, такие непохожие, но все еще оставались его самым ценным сокровищем. Единственным настоящим богатством всей Магической Британии. По крайней мере, Альбус Дамблдор считал именно так.
И сердце старого волшебника щемило от понимания, что он не может дать им того, что должен. 
Прямо сейчас он вынужден будет сообщить ужаснейшую новость, и далеко не одну, но его долгом было сказать им правду и помочь с ней справиться. Но вначале нужно было кое-что проверить.

Полагаю, за время ожидания здесь у вас появилось множество вопросов и я считаю, вы имеете право знать правду.

Министр сполна одарил директора пронзительным взглядом, готовый чуть что перебить и обратиться к детям самостоятельно. Альбус предполагал, что так и будет, но решил удостовериться в этом наверняка, прежде чем играть по новым правилам. 
Волшебник твердо намеревался сообщить детям правду, но теперь, в силу обстоятельств и пристального внимания Министерства, делать это приходилось очень осторожно, тщательно подбирая слова.

 Но сперва, - продолжил он уже мягче, но цепко перехватывая инициативу у раскрасневшегося Фаджа, - я бы хотел поговорить с вами... о дружбе.
Неприкрытая ярость во взгляде Корнелиуса в миг сменилась удивлением и самую малость замешательством. Он растерянно отступил на шаг назад, понимая, что прервать речи о столь светлом посыле выйдет ему боком в глазах общественности. 
Точнее, — поправил себя Дамблдор, — о трех великих вещах: семье, дружбе и единстве.

“Семья” - это слово всем нам знакомо с детства. “Семью не выбирают”, но это одна из самых ценных вещей, что есть у человека. И подчас семьей выступают не только наши кровные родственники, ведь это слово древнее и многогранное и его не стоит недооценивать. Семьей может стать человек, которому вы доверяете, человек, что близок вам по духу, человек без которого вы не видите мир прежним. 

Студенты внимательно слушали, еще не понимая, к чему ведет директор. Кто-то просто оглядывался по сторонам, пытаясь понять по выражением лиц других ребят, что он остался не одинок в своем невежестве. Но самые прозорливые внимали каждому слову, надеясь расшифровать послание директора правильно.

Каждый из нас уникален и важен. И без каждого Хогвартс не будет прежним. Близкие друзья или случайные товарищи, с которыми вас свела судьба - все мы здесь семья. И теряя кого-то наш мир неизбежно становится меньше…

Альбус сделал паузу, пытаясь подобрать формулировку наиболее мягкую, щадящую, чтобы не напугать детей, но понял, что в таких вещах лучше говорить все так, как есть:

...Сегодня Хогвартс потерял студента Слизерина — Люциуса фон Трира. Мы потеряли.

По залу тут же прошелся бурный шепот, словно рокот волн Черного Озера. Вторил ему легкий ветер, превративший яркие флаги лидирующего факультета в траурные черные.

Друзья, — обратился волшебник к детям или же задал новое ключевое слово для своего повествования. — Сегодня наши друзья из Дурмстранга столкнулись с бедой. На корабле Флигенде, служившем им домом на время пребывания в Хогвартсе, случился пожар. Потерять дом - очень страшно, но Дурмстранг - наши друзья, а друзья не должны оставаться со своими бедами один на один. Поэтому мы разделим эту беду с ними.

В Хогвартсе нет разделений на “свой” и “чужой”, равно как нет градаций на “лучший” и “худший”. Мы чтим свои уникальности и наследие наших Основателей, а также дух соперничества. Но традиции - это то, что должно делать нашу жизнь лучше, а не сложнее. И в нынешних обстоятельствах стоит отойти благоразумно от традиций школы и распахнуть двери гостиных для наших друзей. Все студенты Дурмстранга будут распределены по гостиным Хогвартса не по успеваемости, а по наличию спальных мест. Деканы факультетов, а также мадам Пинс и профессор Синистра займутся этим. 

Реакция детей на это известие оказалась неоднозначной. Кто-то с улыбкой воспринял идею обзавестись новыми соседями-иностранцами, а кто-то встретил информацию об открытии гостиных с недовольством и скепсисом. Но Дамблдор был уверен, что поступает правильно и надеялся, что вскоре дети поймут, что дружественные связи важнее мнимых тайн и секретов.

Также в скором времени Хогвартс ожидают некоторые изменения. Сегодня ночью замок будет находиться под защитой всех доступных Министерству аргусов и авроров, а начиная с завтрашнего дня територии будут охраняться дементорами. 

Большая часть детей смутилась, помня о дементорах в прошлом году, а новички, по больше части, просто не поняли, что означало это слово.

Конечно же, уважаемый министр заверил меня, что дементоры Министерства не причинят никаких сложностей, какие устроили в прошлом году. Но хочу напомнить всем вам, что дементоры - существа суровые и беспощадные и от них стоит держаться подальше, и уж тем более не шутить с ними. 

Вот Альбус и подошел к финалу своей речи. Он чувствовал, словно идет по отвесному трапу и вот-вот дойдет до его края, после чего неминуемо упадет в штормовое бушующее море. В этом метафорическом сравнении с корабельными казнями капитаном выступал Корнелиус Фадж и подходя к финалу, Альбус Дамблдор почувствовал, что это может быть его последней речью на посту директора. После всего произошедшего, министр может созвать экстренный совет попечителей и организовать скорую отставку для человека, утратившего доверие. Для человека, по мнению Фаджа, представлявшего угрозу его правлению.

И хоть это было рискованно, старый волшебник решился на последнюю опасную выходку на сегодня. 
Он повторно обвел зал пристальным взглядом, заглядывая в глаза каждому студенту, надеясь встретить в этом океане как можно больше проблесков острого интеллекта и понимания.

Возможно, Хогвартс ожидают сложные времена. — Альбус намеренно избежал слова “темные”, чтобы не нервировать министра, но продолжить решил без лукавств.
Но тьма бежит от света. А нет света сильнее, чем тот, что рождает чувства любви, дружбы и единства. Поэтому я хочу попросить всех вас вот о чем: не делите друг друга на “своих” и “чужих”, протяните руку помощи тому, кто нуждается, и помните о том, что Хогвартс - дом всем нам. Не давайте мелким ссорам разделить вас, ведь мы сильны только в единстве…

Министр активно закивал и дежурно улыбнулся, готовый чуть что захлопать, подводя итог монологу директора. Но преждевременные аплодисменты Дамблдор перебил последней и очень важной фразой.

Qui habet aures audiendi, audiat. Учитесь понимать, где друг, а где враг. 

 

Последнее посещение: 9 месяцев 1 неделя назад

Ивент “Красный vs Синий” и сюжетная игра подошли к концу и официальная часть завершена. Вы можете отыграть вашу реакцию на сообщение директора прямо здесь или позже, в других играх и постах.

Ситуация в локации сейчас:
Времени около 17:20
и детей все еще держат в Большом зале. После своей речи профессор Дамблдор, министр Фадж и все преподаватели Хогвартса покинули зал, отправляясь на срочное заседание по поводу расселения дурмстрангцев по гостиным Хогвартса. Позже, около 19:00 эльфы подадут ужин, после которого детей, наконец, выпустят из зала и проводят к гостиным. 

Ситуация в Хогвартсе:
27 октября, к 18:30 школу окружат несколько оперативных отрядов аргусов и авроров, которые установят защитные поля над замком и частью территорий. К 20:45 в лесу авроры обнаружит потухший портключ в виде музыкальной шкатулки и сохранят его как вещ.док. 

На следующий день, 28 октября, около 6 часов утра вокруг школы начнут появляться дементоры, оцепив Хогвартс в кольцо. Также к 9:00 во время завтрака прилетит совиная почта и те студенты, что подписаны на рассылки тех или иных магических массмедиа получат первые статьи о происшествии, на которые они смогут описать реакцию.

 
Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Анна не прекращала пялиться на слизеринца, понимая, что ничто или никто, не отвлечёт её от этого действа. Она ошибалась, кое кто всё же нашёлся. Как только в дверях зала появился директор, Анна мгновенно потупила взгляд и чуть ли не бегом, забыв, на время, обо всех своих обидах и прочем, поспешила занять своё место за столом. Призывать к тишине и порядку уже никого было не нужно, при появлении профессора Дамблдора все, кто мог его видеть и слышать, замолкали в мгновение ока. Удивительно для самой Анны, но это касалось и её тоже, она видела мудрость и возвышенность этого человека с самых первых дней в Хогвартсе, а потому просто не позволяла себе как либо выделяться, при его речах. По крайне мере, до этого момента.
Однако, первые слова профессора, заставили Анну немного впасть в скуку. Понятие семьи из уст отца Анны, звучало кардинально противоположным тому, что говорил Альбус. И разумеется, Флаэрти продолжала быть лояльна к словам родственника. Она не могла назвать семьёй любого из присутствующих в замке, да даже отца, в какой то момент, она перестанет считать членом своей “семьи”. "Люди - это ресурс, пользуйся ими, а когда они перестанут быть тебе полезные - просто выброси их из своей жизни". Мгновенно в голове всплыли слова отца, слова, которые вели наследницу рода Флаэрти по потоку жизни. И она не собиралась их предавать, ни ради кого то из слизеринцев, ни ради вообще кого либо в замке. Ей не нужна семья, не нужны друзья, ей нужен только человеческий ресурс.
И в следующую же минуту, Анна поняла всю бесполезность этого самого ресурса, который её окружает. Она несколько раз, твёрдым голосом, грозясь наказаниями, спрашивала у слизеринцев, кого ещё не хватает за столом! Разумеется, она винила во всём других. Этих, бесполезных мешком с ослиными мозгами, которые только и могут вертеть болванкой по сторонам, и орать при виде всякой чертовщины! Саму смерть слизеринца Анна восприняла как должное, но вот осмотреть яростным и негодующим взглядом весь стол факультета - это ей не помешало. Что ж, раз они захотели попасть в немилость к декану факультета - это можно устроить в самое ближайшее время. Или лучше, в самое неподходящее ДЛЯ НИХ время.
Про думстранцев Анна уже почти не слушала профессора, вот на них ей было точно всё равно… хотя.  “лучший”- “худший”, эти слова как то странно отчеканили к голове Анны. Разве она не была лучше и правее в той словесной перепалке с белобрысым раздувателем паники? Разве она не была лучшей, когда единственная из всего факультета, заботилась об этих идиотах, которые в итоге нагло обманули её?! “Ну уж нет профессор, как бы вы не пытались, но разделять - это у меня в крови и забывать об этом я не собираюсь!”, уверенно проговорила про себя Флаэрти. Если ты находишься в окружении настолько недисциплинированных, глупых людей, твоего и не только, возраста, полагаться нужно только на себя и сближаться только с теми людьми, которые могут повлиять на эти бесполезные мешки с костями.

- Учитесь понимать, где друг, а где враг.

Вот, единственные, слова директора, за которые Анна была готова вцепиться словно разъярённая кошка в беззащитную добычу! Может ли она считать, так называемыми “друзьями”, остолопов, которые заполняли студенчески столы? Перед тем как ответить на этот вопрос, Анна прищурилась и медленно провела взгляд по всем ученикам, словно заглядывая в глаза каждого и надеясь, что они дадут ответ. Но ответ она знала, он был таким же чётким и твёрдым, как и слово “Слизерин!” произнесённое Шляпой во время распределения. И ответ этот - нет!
Может ли она назвать “друзьями” профессоров и других взрослых, которые тоже получили в свой адрес прищуренный взгляд слизеринки? Вот этот вопрос, висел в голове Анны неприлично долго. Ужасное облако в небе, она вновь вспомнила его, дрожь пробежала по телу, но девочка быстро сбросила её, словно плохой сон. Она видела взгляд взрослых и понимала, что это не сулит ничего хорошего, но так же она видела и принятие этого факта, спокойствие духа непоколебимых волшебников.
Так к кому же ей следует втираться в доверие: к кучке неотёсанных и ноющих школьников, или же к профессионалам своего дела, которые так или иначе знают и понимают об этом мире куда больше остальных? Разумеется, ответ вырисовывался сам по себе. И да, Анна не будет делить на “своих” и “чужих”. Она будет делить как обычно, как её учил отец и как она это делала всю свою сознательную жизнь. “Полезные” и “бесполезные”.
Снова взгляд Анны щурится и сверяется с учениками Слизерина. Он скользит по белобрысой макушке бестактного немца, который кричал на неё… может стоит начать с него? Определённо. Он небось думает, что эта “мелкая слизеринка” уже обо всём забыла и боится его. Но уж нет. Он ещё не знает, с кем ему удалось впасть в перепалку и он ещё не знает, что именно он станет толчком в изменениях Анны в стенах Хогвартса. Ниточка брошена, осталось только распутывать клубок и приводить его концы к тем событиям, которые возвысят Анну в глазах преподавателей, авроров и возможно - самого министра магии.
Они уходят, видимо, на какое то срочное совещание. Но ничего, она может себе позволить подождать, всё обдумать, придумать текст для своего первого выступления. Снова эта хитрая и подлючая до глубины подсознаний улыбка, глаза, источающие ничего кроме фальша доброты и издёвки, провожают Альбуса Дамблдора и вновь останавливаются на белобрысой макушке. Всего лишь немного подождать и тогда…
Театр - начнётся.

Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Сразу после вечернего ужина в тот же день.

Пока шёл ужин, Анна ни с кем не общалась и с безразличным видом поедала небольшую миску сладкого салата. В голове выстроился чёткий план своего диалога и оставалось только ждать. Наконец, рядом со столом преподавателей, засветилась знакомая, чёрная шляпа и Флаэрти расплылась в улыбке, пора начинать.
Резво выйдя из за стола, Анна подняла подбородок и широкими шагами пошла в сторону преподавателей. Громко стуча обувью по полу и не отвлекаясь на посторонних, Анна смотрела только на одного человека - Минерву МакГонагалл. Наконец, когда она была рядом со столом, Анна прокашлялась, легонько взмахнула волосами и заговорила:

- Профессор МакГонагалл, позвольте сообщить об одном недоразумении, - не дожидаясь каких либо слов от профессора, Анна начала свой “доклад”. - Во время происшествия с кораблём, в то время, пока в общем зале не было достаточно взрослых, я помогала старостам в соблюдении дисциплины за столом Слизерина. Весьма успешно, подмечу. - разумеется, Анна умолчала о том, что впала в ступор при виде черепа в небесах и разумеется, говорила она максимально ровно и уверенно. - И всё шло достаточно хорошо, как вдруг, на меня чуть ли не накинулся один из учеников Дурмстранга! - Анна так искренне подала этот факт, что аж немного прикрикнула. - Мало того, что он пугал присутствующих своим окровавленным видом и глупыми криками про смерть, так он ещё и посмел обвинить меня в том, что я сидела в безопасном месте и наблюдала за порядком! Вместо того, чтобы переживать за чьи то жизни на корабле и, более того, он обвинял меня в том, что я не находилась на том самом корабле! - ни на одной букве голос Анны не дрогнул. Разумеется, она приукрашивает ту ситуацию в пользу для себя. Но в этом и есть самое главное, самое полезное. - Я не могла удержаться от ответа и у нас началась небольшая словесная перепалка. И всё бы ничего, но во время неё он посмел обозвать меня грязнокровкой! - последнее слово Анна подала в смеси детской обиды и отвращения. Она не сердилась за это слово в ту секунду, когда оно вылетело из уст немца, но при этом понимала, насколько это было серьёзное оскорбление, а потому и приняла соответствующий вид. - И я готова поклясться, что видела, как он уже тянется к своей палочке! Он хотел напасть на меня! Но благо, наш спор прекратил один из преподавателей Дурмстранга. Я понимаю, что сейчас все на нервах. Но я посчитала, что подобное поведение, особенно в стенах нашей школы, просто недопустимо и его обязательно нужно донести до руководящего состава!

Пожалуй, на этом хватит для первого раза. Анна замолчала и уставилась на Минерву своими детскими, невинными и обиженными глазками. Ожидая её слов и ещё больше, ожидая её действа.

Последнее посещение: 2 недели 2 дня назад

Пед.совет в кабинете профессора Дамблдора прилично затянулся по времени. То и дело его прерывали авроры, докладывающие об обстановке на территории и их поисках темных волшебников. И сколько бы Минерва не пыталась узнать у Альбуса, что происходит и что ему известно о Метке, директор виртуозно уклонялся от ее вопросов, переводя внимание на "насущные проблемы". В конце концов зам.директора пришлось на время сдаться, углубившись в обсуждение расселения дурмстрангцев по гостиным. Когда они закончили, время близилось к половине восьмого и профессор МакГонагалл, не позволив себе ни минуты отдыха, отправилась в Большой Зал, все еще надеясь успеть к ужину.
Но ужин пришлось отложить, когда почти с порога ее встретила младшекурсница-слизеринка.

Профессор МакГонагалл, позвольте сообщить об одном недоразумении, - начала свой “доклад” девочка и Минерва внимательно выслушала ученицу. 
Начала она бодро, рассказав о своих заслугах в области достижения дисциплины на факультете.
"Великий Гамп, вот она, ирония. Я всем запретила покидать Большой Зал, но дисциплины добилась первокурсница" - подумала профессор, сдержанно улыбнувшись.
И всё шло достаточно хорошо, как вдруг, на меня чуть ли не накинулся один из учеников Дурмстранга! 
Брови Минервы изогнулись в удивлении. 

Мало того, что он пугал присутствующих своим окровавленным видом и глупыми криками про смерть, так он ещё и посмел обвинить меня в том, что я сидела в безопасном месте и наблюдала за порядком! Вместо того, чтобы переживать за чьи то жизни на корабле и, более того, он обвинял меня в том, что я не находилась на том самом корабле! Я не могла удержаться от ответа и у нас началась небольшая словесная перепалка. И всё бы ничего, но во время неё он посмел обозвать меня грязнокровкой! И я готова поклясться, что видела, как он уже тянется к своей палочке! Он хотел напасть на меня! Но благо, наш спор прекратил один из преподавателей Дурмстранга. Я понимаю, что сейчас все на нервах. Но я посчитала, что подобное поведение, особенно в стенах нашей школы, просто недопустимо и его обязательно нужно донести до руководящего состава!
- Вы поступили верно, мисс Флаэрти, что сообщили мне об этом происшествии. Разумеется, ни обвинения в соблюдении дисциплины, ни, прости Мерлин, оскорбления на почве статуса крови в наших стенах недопустимы. Я уверена, что все это лишь недоразумение на почве стресса и общего накала эмоций и, тем не менее, в ситуации стоит разобраться и провести воспитательные беседы с тем студентом, что позволил себе так выражаться. Однако, мисс Флаэрти, нам придется отложить это по крайней мере до завтра. Сегодня в школе и без того очень сложная ситуация, чтобы тратить силы на разбирательства между студентами. Сообщите мне завтра имя этого ученика и профессора, что поспособствовал восстановлению мирной обстановки. - Минерва уже хотела было двинуться к преподавательскому столу в надежде ухватить хотя бы пару остывших картофелин, как вдруг остановилась и обернулась к студентке. - Благодарю за ваше усердие и бдительность, мисс Флаэрти. Но между нами, возможно вам стоит легче относиться к подобного рода ситуациям. Все-таки дети, порой, позволяют себе сказать лишнего. Особенно мальчишки.
Рассказ маленькой Анны не вмещал в себя деталей о возрасте ее "обидчика", а в воображении профессора МакГонагалл оппонент мисс Флаэрти наверняка был сверстников ученицы. Мысли о том, что на первокурсницу мог кричать взрослый мужчина, обошли ее стороной, как абсолютный вздор.
- Поймите, когда они еще юны, это где-то лет до тринадцати, они не всегда понимают вес сказанных слов и обзывательств. И раз уж вы умная девочка, вам не стоит им уподобляться. 
 

Последнее посещение: 7 месяцев 1 неделя назад

После вечернего ужина в день злоключений с пожарами и смертью.
 
Все было куда хуже чем можно было ожидать и как дальше пойдет развитие событий никто не смог бы предсказать, но одно Кристиан знал точно - нужно обсудить все случившееся с теми кто был с ним по одну сторону баррикад во время прошлой войны. «Звучит так словно уже началась новая», - мрачная усмешка в голове лишь подливала масла в огонь, пока глаза устало выискивали Минерву. Пожилая волшебница, в памяти она навсегда остается малость моложе, как раз беседовала с той самой слизеринкой, что впала в перепалку с Бальзой. «Отлично, лучше варианта мне все равно не найти. Дамблдору и Грюму не до того, а Флитвик занят и без того сейчас. Будто кто-то может быть свободен в сей жуткий для Британии час...»
Коляска медленно подкатила к беседующим. Мужчина лишь мимолетно услышал упоминание собственной персоны, но понять что к чему, по крайней мере предположить, было не так уж сложно. Речь, скорее всего, была о конфликте.
Профессор, - обратился слегка извиняющимся тоном, - мы можем поговорить о... Вы понимаете, думаю, - тем было довольно много, но все они лежали на поверхности: довольный Каркаров, смерть ученика, метка в небе и конфликт школ, - И тем кто остановил конфликт был я. Я же верно понял о чем Вы, юная мисс, говорили с профессором МакГонагалл, пусть и услышал лишь обрывки о собственной персоне?
Кадавер достаточно мягко посмотрел на слизеринку, на сколько был способен, но вышло все равно достаточно тяжело и прохладно. Таким уж был Крис, да и не до теплоты нынче.
«Пора узнать что же было на самом деле тут, пока я пропадал в коме...»

 
Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Анна выслушала преподавателя трансфигурации, немного наклонив голову и хмурясь при каждом “но” и “однако”. Но всё же, профессор не сказала, что оставит этот случай безнаказанным, лишь попросила немного подождать… опять. Кривя душой, Анна согласилась с этим. В конце концов, она сама уже чувствовала усталость, что ни говори - а день выдался довольно тяжёлым. Однако, кое что Анна всё же хотела донести до Минервы сейчас, но её перебил появившийся профессор Дурмстранга. Она не любила когда её перебивают, но и перечить профессору, тем более после того как он показал свою жёсткость во время конфликта Анны со своим учеником, не стала, снова лишь нахмурив брови.

- Я же верно понял о чем Вы, юная мисс, говорили с профессором МакГонагалл, пусть и услышал лишь обрывки о собственной персоны?

Тон голоса профессора не сулил ничего хорошего, на секунду Анна подумала, что он встанет на защиту того парня.

- Да, профессор, всё верно, - кивнула Анна, не уточняя о чём именно понял профессор Дурмстранга. Разумеется тут всё лежало на поверхности, к тому же последующие слова Анны к профессору МакГонагалл, как раз и подтверждали доводы итальянца:

- Я бы поняла, если бы это был ребёнок моего возраста, - вновь этот обиженный тон и гордо поднятая голова. - Во время обучения в школе магглов, я не встречала мальчишек своего возраста, которые умели бы рационально мыслить. - Анна умолчала о том, что в это понятие входили мальчишки не только её возраста, да и в стенах Хогвартса подобных она тоже не встречала и вряд ли встретит, учеников имелось в виду. Пусть профессор и попросила оставить все выяснения до завтра, но одну деталь Анна всё же решила прояснить сегодня. - Я бы не стала столь яро реагировать на слова ребёнка, такого как я. Но ему на вид было лет двадцать!

Анна детско-наивными глазками посмотрела на обоих преподавателей, наконец решив закончить свой “первый” номер.

- Хорошо, профессор. Я найду вас завтра и мы продолжим эту тему. - Анна уже собиралась уходить, но всё же решила остановиться и обратиться к профессору Дурмстранга. - Если, конечно, профессор не захочет сам рассказать о случившемся и тогда мне не придётся завтра вас беспокоить. - разумеется, мужчина мог обелить, как бы это странно в отношении того немца не звучало, парня в лице Минервы. Но Анна всё же решила уточнить эту важную деталь, чтобы подыграть на чувствах обоих взрослых. И к этому коктейлю она решила добавить ещё одно пояснение. Уже куда более мягким, слегка наигранным, голосом, она обратилась к итальянцу:

- И… м, спасибо, что вмешались и остановили его. - Анна показушно сглотнула и сделала дёрганый, словно от лёгкого ужаса, голос. - Я пыталась держаться ровно, но он уже начинал пугать меня. Спасибо.

Анна замерла, осматривая преподавателей и ожидая ответа на вопрос. Как же ей поступить завтра?

Последнее посещение: 7 месяцев 1 неделя назад
 

Итальянец весьма внимательно слушал ответ девочки и, как бы она не старалась казаться невинной овечкой, не делал поспешные выводы. Может пред ним и ребенок, но и Гриндевальд был когда-то ребенком. И продолжал им быть на момент своего исключения из Дурмстранга. Конечно, сравнивать стоящую пред ним особу с одним из Великих магов современности было может и не совсем корректно, но не стоит недооценивать детей. С милой улыбочкой они могут и отраву тебе подсыпать, а ты, дурак старый, даже и предположить подобного не мог. Или это в нем отголоски былого сейчас играли пузырьками параноидального шампанского? Одно из наиболее распространенных у авроров, особенно воевавших, расстройств, между прочим.
— Мне кажется что говорить ему о неприемлимости использования того оскорбления, что задевает Ваше происхождение, не имеет смысла, — ответ звучал на удивление мягко и даже доброжелательно, — Скажу Вам больше, как чистокровный маг, что Вы бы могли гордиться тем что оказались на Слизерине, не смотря на приверженность его к людям иных корней. Естественно, — поспешил поправиться, дабы у Минервы не было недопонимания, — сейчас на нем можно встретить не только бывшую аристократию, но скажу по секрету о том, что у всех в роду были магглы. Кто-то просто тщательно подтирает следы и скрывает это.
Крис подмигнул, выжидая небольшую паузу и подзывая со стола к себе бокал с соком. Несколько мгновений тот левитировал перед лицом учителя, пока тот пил, прежде чем вернуться обратно.
— Постарайтесь впредь не обижаться, а сделать это сильной стороной. Может даже сможете сделать так, что оскорбительное значение и вовсе пропадет. Значение многих слов, употребляемых нами сейчас, было некогда иным. И некоторые как раз служили для оскорбления, — пальцы машинально сделали движение подноса сигареты ко рту, но самой медленной убийцы то в них зажато не было, так что пришлось почесать нос, дабы не выглядеть совсем уж глупо, — Да и к тому же, я знаю его не первый год и что-то мне подсказывает, что это не было выражением его негативного отношения ко всем магглорожденным, а именно что попытка задеть Вас. В ответ на слова о тех ребятах, что нарушили правила, несомненно плохо, но и оказали немалую помощь. Если бы не они, то жертв могло быть куда больше и кутью ели бы мы не только в память о фон Трире.
Рыдать по мальчику Кадаверциан не станет, но ощущать как после этих слов МакГонагалл его чуть ли не пробуравила взглядом... Весьма интересный опыт.
— Не думаю что он хотел бы чтоб мы плакали. Слышал что он увлекался вампирами, а значит оценил бы эту ужасную, грустную, черную, но все же шутку, — попытался все же сгладить чуток углы, где-то по шкале умения подбирать обтекаемые слова на десять Грюмов из ста, — Но я поговорю с ним. Другое дело, что ни слова, ни наказания, ничто уже особо не изменит то что вот здесь, — дотронулся кончиком палочки до своей головы, — До пяти лет идет лишь воспитание, а дальше только перевоспитывание. И чем старше ребенок - тем менее успешно. И еще, — постарался все же добавить успокаивающие нотки в голос, — силу он бы точно не применил против Вас. Вы не делали ничего что действительно требовала бы это, да и одно дело спорить с ребенком, а другое лезть в бой с заведомо уступающим тебе соперником...
«У него пока не на столько все плохо с головой».
— Если Вам будет угодно, то мы может поговорить потом, в свободное время, когда все уладят дела и отдохнут, а пока что я все же хотел бы побеседовать один на один с многоуважаемым заместителем директора.

 
Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Разумеется, профессор начал первые попытки оправдать поведения своего ученика. Анна ожидала этого и отнеслась соответственно: нахмурившись, надув губки и показушно скрестив руки на груди. Слова о магглах заставили Флаэрти задуматься, отведя взгляд и немного опустив голову. Что ей стоит выбрать, продолжать гнуть обычную палку об обиде на оскорбление, или же вспомнить свой ответ немцу? Анна мысленно кивнула сама себе  и дослушав профессора, перед тем как уйти, ещё к нему обратилась:

- Каким бы это оскорбление не было низким, моё отношение к волшебникам, которые его произносят - остаётся прежнее. Недальновидные особы, которые просто не могут принять тот факт, что “чистота крови”, - максимально наглым и дерзким тоном произнесла эти два слова Анна, и ничуть не пожурилась. - Уже считается пережитком прошлого и великим магом может стать абсолютно любой волшебник, вне зависимости от происхождения. Как вы сами и сказали, упомянув мой факультет. И я уверена, что будь на моём месте любой другой магглорождённый, ваш ученик и к нему обратился бы точно так же. И ответили бы ему, тоже… точно так же. - конечно же, Анна не упустила возможности ещё больше принизить того ученика, если не в глазах итальянца, то хотя бы в глазах профессора МакГонагалл.

Слова про смерть слизеринца она вновь пропустила мимо ушей, своё отношение к этому она показала во время слов директора и не желала возвращаться к этому вопросу. А вот про перевоспитание Анна высказалась, в своей привычной манере подняв подбородок.

- При всём уважении, профессор, но перевоспитать можно любого, даже старика. Если знаешь, куда и как давить. - вновь слова и работа отца не пропадают даром. Отец столько говорил о поколениях рода Флаэрти, которые менялись под тяжестью времени и заставляли меняться других людей, что у Анны просто не было сомнений в том, что человека можно изменить в ту сторону, которая нужна исключительно тебе. - Не смею вас больше задерживать.

Анна, вновь показушно, слегка склонила голову перед профессорами и отправилась за стол слизеринцев, ожидая когда их наконец начнут выводить из зала. В голове роилась куча мыслей, о завтрашнем дне, да и не только… и о том облаке. Когда она замолчала, закончив на сегодня все необходимые диалоги, оно вновь всплыло в памяти, но уже не вызывало такого жуткого ощущения как прежде… Анна к нему… привыкла?

Последнее посещение: 2 недели 2 дня назад

— О, профессор Кадаверциан! — Минерва заметила мужчину внезапно. Как любой бывший аврор, он подкрадывался бесшумно. — Вас не было на пед.совете, но я могу рассказать вам, к каким заключениям мы пришли или же об этом вам может рассказать господин Каркаров. — последние слова Минерва произнесла весьма сухо, складывая руки вместе и тщательно скрывая за своей чопорностью негативное отношение к громкому румыну, или кем он там был?
Да, профессор, всё верно.  Я бы поняла, если бы это был ребёнок моего возраста... — продолжала распинаться девочка, не желая уступать ситуации. Но пожилая волшебница ужасно устала и собиралась завершить этот диалог как можно скорее. Впрочем, младшекурснице удалось удержать ее внимание. — Но ему на вид было лет двадцать!
Профессор МакГонагалл приоткрыла рот в немом вопросе и обернулась на профессора Кадаверциана, ожидая от него какого-либо опровержения. Она ожидала, что он скажет нечто вроде "Мисс преувеличивает, нашему задире всего четырнадцать, просто он очень высокий и выглядит старше". Но ничего подобного он не сказал. Напротив, молчаливо согласился с заявлением мисс Флаэрти и тут же принялся оправдывать юного любителя обзывательста, неподобающе взрослого возраста.
— Мне кажется что говорить ему о неприемлимости использования того оскорбления, что задевает Ваше происхождение, не имеет смысла.
Начал мужчина странно, но продолжил еще хлеще прежнего.
— Скажу Вам больше, как чистокровный маг, что Вы бы могли гордиться тем что оказались на Слизерине, не смотря на приверженность его к людям иных корней. Естественно, сейчас на нем можно встретить не только бывшую аристократию, но скажу по секрету о том, что у всех в роду были магглы. Кто-то просто тщательно подтирает следы и скрывает это.
Минерва заметила, что мистер Кадаверциан дополнил ответ своим пояснением, но сурового выражения лица это не сменило. Минерва внимательно слушала, стараясь давать странному мужчине множество кредитов доверия и скидок на его иностранный опыт, другой язык и специфическую ментальность представителя другой страны. Но чем больше мужчина говорил, тем сложней было его оправдывать. 
— Не думаю что он хотел бы чтоб мы плакали. Слышал что он увлекался вампирами, а значит оценил бы эту ужасную, грустную, черную, но все же шутку.
— Мерлин всемогущий, о чем вы говорите? — ужаснулась Минерва, — Это был ребенок!
 — Но я поговорю с ним. — пообещал Кадаверциан, возвращаясь к своему подопечному. И, наконец, сказал то, что сложило всю картинку воедино, и объяснило странные слова мужчины. — Другое дело, что ни слова, ни наказания, ничто уже особо не изменит то что вот здесь, — он дотронулся кончиком палочки до своей головы, — До пяти лет идет лишь воспитание, а дальше только перевоспитывание. И чем старше ребенок - тем менее успешно.
Напряжение отступило от лица волшебницы. Теперь все встало на свои места. Двадцатилетний переросток, возможно множество лет сидящий на одном и том же курсе, вступающий в диспуты с детьми, то есть, очевидно, чувствующий именно эту категорию людей себе равными. "Никогда бы не напал на ребенка", но за слова не отвечает и "объяснять ему бессмысленно", ведь "после пяти лет" его развитие идет сложно и замедленно. А сердобольный мистер Кадаверциан сочувствует положению мальчика и именно поэтому дает себе волю выгораживать человека, разбрасывающегося словами в роде "грязнокровка".
— Теперь мне все ясно. — позволила себе сдержанно улыбнуться Минерва. — Дайте мне знать, если мальчику будет нужна какая-либо помощь. У профессора Снейпа можно поискать зелья, обостряющие ум. Я не знаю, сработает ли оно в его случае, но попробовать явно стоит. А у мадам Помфри есть настойки против буйства. Я встречала таких детей, им очень сложно дается развитие, но наука не стоит на месте и, знаете, мозг — это самое ценное, что есть у человека и мы должны обязательно побороться за развитие этого мальчика. Как его имя, кстати?

Последнее посещение: 28 сек. назад

В один прекрасный день не узнать о том, что в школе что-то происходит — неизбежная участь любого, кто обладает хоть каким-то проблемами с общением с другими людьми. И неважно, глухота это или просто стеснительность — результат один: однажды к тебе подойдёт какой-то человек (в данном случае — аврор), скажет что-то непонятное (для Рафаэля эти слова были непонятны по той причине, что пергамент он достать не успел) и ты осознаешь, что пропустил что-то действительно важное.

На этот раз Грейвс умудрился пропустить пожар на корабле дурмстранговцев, всеобщую панику, нарушение правил несколькими учениками-помощниками-спасателями, тёмную метку в небе и объясняющие всё произошедшее слова Дамблдора. Обо всём этом сообщил нашедший его аврор, но Рафаэль, понятное дело, ничего не услышал. Поэтому он по-прежнему понятия не имеет, что произошло и почему его ведут в Большой зал, так ещё и повторять сказанное под запись Самопишущим сопровождающий не захотел.

Отлично, Раф. Сейчас может происходить всё, что угодно (хоть нашествие Саурона!), но ты об этом не знаешь. Идей у тебя никаких. Что в таком случае стоит сделать?

Спросить у кого-то — единственный возможный на данный момент вариант, поэтому так бесцеремонно вторгнувшийся в Большой зал гость поискал глазами кого-то знакомого. Естественно, как по закону подлости, он не нашёл никого. Вероятно, стоило поискать ещё, ведь не может быть так, что не он один тут находился в информационном вакууме несколько часов (вообще-то, может, но Рафаэль в это время почему-то свято уверился в своей индивидуальности) и всё ещё не здесь. Варианта про пострадавших и сейчас находящихся в Больничном крыле в голову на тот момент не пришло.

Ну и ладно, не в первый раз докапываться до неизвестных личностей.

Заметив какую-то слизеринку (кажется, перво- или второкурсницу), которую Безухий как-то видел в гостиной и которая сейчас направлялась к столу, уходя от двух преподавателей, он, аки мотылёк на свет, направился к ней. В конце-концов, она — одна из немногих людей, кого Грейвс вообще узнал, да и стояла рядом с МакГонагалл пару секунд назад (учителей он не беспокоил, ибо считал, что если произошло что-то серьёзное, то они могут быть заняты).

На ходу написав на предварительно очищенном от прежний записей пергаменте короткое «Ужасно извиняюсь, но не могли бы вы подсказать, что здесь происходит?», Раф привлёк (по крайней мере попытался!) внимание бедной «жертвы» тихим (или не тихим, кто ж его знает) покашливанием, он вновато прикусил губу и протянул своё послание вперёд. Где-то наверху пергамента, кажется, была пометка, что отвечать можно вслух, но Грейвс не был уверен, не стёрлась ли та последствием очистки.
 


Обратился, если что, к Анне Флаэрти.

мысли, переданные мысли, полученные мысли, «написанный Рафом текст​​​​​​», «написанный кем-то другим текст​​​​​​»; если комбинирую, значит происходит что-то страшное

Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Силуэт тучи спокойно плавал в подсознании Анны, отвлекая её от всех шёпотков и разговоров в зале. Подперев левую щёку, левой рукой, Анна спокойно “левитировала” тучкой в форме черепа, у себя в голове. Почему она его испугалась когда только увидела? Ну, ответ конечно очевидный, ни каждый день такое увидишь. Норма ли это для волшебного мира? Судя по реакции других - не совсем, но чтобы настолько? Вряд ли, по крайне мере, Флаэрти смотрела в будущие прямым и светлым взглядом, и никаких ужасов от этой метки она там не видела.
Снова скука захлестнула её разум и её снова вытянули из неё, покашливанием откуда то со стороны. Анна от неожиданности дёрнулась и обернулась по направлению к звуку. Слизеринец, Анна даже кажется знает его, по крайне мере, слышала о его виде общения. И разумеется, она не видела его когда опрашивала факультет об отсутствующих. Но сейчас сил и желание поднимать эту тему вновь - уже не было. Да и выглядел он нормально и опрятно, не то, что те кто вернулся с причала.
Анна немного нахмурилась и приняла пергамент, прочитав написанные на нём слова. Вздохнув, Анна поджала один уголок губ и вернула пергамент владельцу, начиная говорить абсолютно безразличным и сухим голосом. Пометку она увидела, если бы ей пришлось переписываться с учеником - она бы просто отвернулась.

- Корабль дурмстранцев загорелся, учителя и кое кто из недальновидных студентов, пошли тушить его. В небе какое то облачко ужасное висело, - чтобы продемонстрировать своё внезапное безразличие к этому факту, Анна просто пожала плечами. - Я тут порядок наводила, с другими старостами. Какой то немец захотел вставить свои пять копеек и поднять панику, брызжа на меня слюной, но не переживай, им займутся преподаватели. - разумеется, Анна решила, что парень должен знать это, хочет он этого или нет. - Директор выступил со словами, - вновь печальный вздох, когда Анна вспоминала скучнейшие слова Дамблдора. - Призывал к единству, крепости духа и прочая подобная белиберда. - Анна махнула рукой, чтобы не углубляться в эту тему с головой и поскорее от неё отстать. Перед следующими словами, Анна задумалась, да она собиралась сказать о смерти ученика. Но её лицо не высказывало печали, сопереживания и прочее… она просто пыталась вспомнить его имя, но крайне провалилась в этом плане, на что тоже и махнула, про себя, рукой. - А и… при пожаре слизеринец один погиб, - даже голос на этих словах не изменился, он всё так же был сухим и абсолютно безразличным. - Сам виноват. А, ещё с нами пока дурмстранцы жить будут, деревяшка их всё таки погорела, в замке будут дежурить авроры теперь, а вокруг какие то… дим… дем… - Анна опять задумалась и опять бросила эту затею через секунду. - Короче, летать кто то будет вокруг замка. - закончила свой, скучный, рассказ Анна, секундным вскидыванием бровей.

Последнее посещение: 28 сек. назад

Ну, по крайней мере она меня не послала. Это хорошо, верно?..

Сказать, что подобным объяснением Раф был озадачен — не сказать ничего. С каждой новой проступающей на пергаменте буквой, Безухий удивлялся всё больше, а количество вопросов, которых, казалось бы, должно стать меньше, росло в геометрической прогрессии. В голове тем временем всё пыталось как-то разложиться по полочкам.

Первое. Корабль Дурмстранга горел, его тушили учителя вместе с учениками, которых, видимо, никто туда не приглашал, но они пришли сами. Это объясняет отсутствие некоторых знакомых лиц, потому что они могут быть ещё там (но тогда почему часть преподавателей уже здесь? следят за остальными?) или могли пострадать и находиться сейчас в Больничном крыле или их могут опрашивать о произошедшем, как непосредственных участников или... а вот это «или» лучше не оканчивать, — Раф поёжился, предпочитая вернуть мысли в другое русло. — Ну а ещё дурмстрангцы теперь будут жить с нами. Это не страшно, едем дальше.

Второе. В небе, по её словам, было замечено «какое-то облако». Стоит сейчас переспросить, что же это было за облако, — кивнув самому себе, Грейвс задумчиво-медленно вывел на пергаменте внизу следующий вопрос, пока не показывая его явно не настроенной на разговоры собеседнице: «Не могли бы вы описать поточнее, что это было за облако?».

Третье. Какой-то немец захо-... стоп. Нет, не то, это не так важно. Директор выступил со словами о единстве и крепости духа. Видимо, случилось что-то помимо пожара, и, наверное, часть этого чего-то я уже знаю, поэтому...

Глубокий вдох.

Четвёртое. Кто-то погиб. Просто прекрасен тот факт, что имени она не запомнила... М-да. Главное, что только один (это тоже плохо, но лучше, чем если бы их было несколько!).

Пятое. Школу теперь охраняют авроры, и, судя по тому, что здесь написано... 

Раф вывел ещё один вопрос: «Дим, дем — дементоры, верно?». Будет плохо, если ответ положительный, но хотя бы ещё одна загадка будет разгадана. Мысленно помолившись всем божествам, встречаемым когда-либо в книгах по фантастике, Грейвс протянул пергамент обратно, очень надеясь, что хотя бы на эти вопросы слизеринка ответит. Только эти, пожалуйста, и я отстану от тебя! — он выглядел очень виновато, пока повторял эти слова в голове, как мантру.

мысли, переданные мысли, полученные мысли, «написанный Рафом текст​​​​​​», «написанный кем-то другим текст​​​​​​»; если комбинирую, значит происходит что-то страшное

Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Отдав пергамент, Анна с задумчивым видом наблюдала, как парень пытается разобрать её слова. Она понимала, что как ответы они звучали очень сумбурно, но вдаваться в большие подробности, опять же, нет ни сил, ни желания.
Приняв, под тихий вздох, в руки очередной пергамент, Анна, подперев щёку, прочитала вопросы и положила пергамент на стол. Снова вспоминать это облако, благо теперь это даётся куда проще и вообще воспринимается как туча из которой пойдёт какой нибудь… красный, кровавый дождь? Пф, чего только не встретишь в этом мире.

- Ну… череп такой, из челюсти что то по типу змеи торчало, извивалось в стороны… жуткое разумеется зрелище, но не знаю, - Анна вновь пожала плечами. - Испугалась на пару минут да и всё, прошло как то сразу. А некоторые прям… чуть ли не в панику бросались. Идиоты. - последнее слово она проговорила максимально беззвучно, практически одними губами.

Пришлось ещё задуматься на несколько секунд, сопоставив слово на бумаге и то, которое произнёс директор во время своей речи. Вроде оно подходило, но опять же, с Анной сыграло злую шутку то, что она пропускала больше половины слов директора мимо ушей. Было не до этого, в голове роились собственные мысли, которые следовало собрать в одну общую кучу. Но что то ответить надо было, к тому же… это единственное похожее слово на то, которое произнёс Дамблдор, так что вероятнее всего это оно и есть.

- Да, - Анна лениво покивала головой. - Де… - Анна придвинула листок поближе к себе и прищурившись, из за усталости, прочитала слово поподробнее. - Дементоры. Ага, точно. - ещё несколько кивков. - Ну и квиддича похоже тоже не будет… вот за это обидно. - Анна карикатурно искривила губы в обиде и вновь, на этот раз показушно, вздохнула. Возвращая пергамент владельцу.

Последнее посещение: 28 сек. назад

«Ну… череп такой, из челюсти что-то по типу змеи торчало, извивалось в стороны… жуткое разумеется зрелище, но не знаю. Испугалась на пару минут да и всё, прошло как то сразу. А некоторые прям… чуть ли не в панику бросались.» — перо упрямо написало всё, кроме последнего неулавлимаемого слова, хотя хватило бы и первого предложения.

Дыши. Это же ничего не значит, верно? Такое уже недавно было, и последствий особых не наблюдалось... Вроде. Дыши.

Мысленные недо-успокоения подействовали, и Рафаэль, который на несколько секунд выпал из реальности, наконец снова задышал в чуть ускоренном темпе. Если это опять объяснится чьей-то шуткой, то я бы очень хотел, чтобы это правда была она. И чтобы шутники во время её исполнения не выжили. Ладно. Чего паниковать? Ничего серьёзнее этого пока не было, так что... хотя это уже достаточная причина для паники. Пожар, смерть, метка. Прекрасное сочетание, именно то, что нам нужно...

Грейвс, словно завороженный, опустил руку и провёл кончиками пальцев по фразе собеседницы. Обвёл слово «череп», резко выдохнул и перевёл глаза ниже — туда, где был ответ на его следующий вопрос. Значит, дементоры. Ладно, учитывая это «облако», их присутствие даже почему-то успокаивает. Кстати, насчёт облаков... она же совсем не волнуется. Неужто не знает? Хотя, если посмотреть на то, как она метку описала... да, определённо не знает, тут даже без вопросов. Иначе бы не вспоминала про отмену квиддича так, будто он гораздо важнее.

Аккуратно взяв перо, Раф, не поднимая пергамент со стола, вывел на нём очередную фразу: «Ты не знаешь, что значит это облако, и почему все паникуют, верно? Я могу объяснить, если есть желание. Если нет — я наконец оставлю тебя в покое.» Выпрямился, ибо до этого пришлось чуть склониться, и впился взглядом в слизеринку. А я ведь и имени твоего не знаю. Вряд ли ты его скажешь, но я же могу просто мысленно себя поукорять за то, что не спрашиваю?

мысли, переданные мысли, полученные мысли, «написанный Рафом текст​​​​​​», «написанный кем-то другим текст​​​​​​»; если комбинирую, значит происходит что-то страшное

Последнее посещение: 7 месяцев 1 неделя назад

При упоминании директора Каркарова у аврора слегка скривилось лицо, так что Минерва без особого труда могла понять что он тоже не в восторге от его персоны. Не будь рядом ученицы, ведшей еще на тот момент с ними беседу, то реакция итальянца была бы более красноречива, но пока что лучше было держаться. Для всего свое время и столь щепетильную тему проще отложить и еще немного выждать. От пары минут с него не убудет. После стольких лет. На возмущение же про ребенка, не перестающего быть мертвым, Крис бросил короткое:
— Простите, но тут так уж сложилось, что я могу быть излишне циничен и жесток в удручающей, но правде. У этого есть причина и я поясню, немного погодя, прошу лишь чуток подождать, — мимолетный взгляд на профессора и обратно на ученицу. Пока та была рядом мужчина точно не станет говорить о делах минувших, но столь значимых в его жизни.
К счастью та не заставила себя долго ждать, ожидаемо оставшись, похоже, при своем мнении. Не удивительно.
— Я боюсь что Вы очень сильно удивитесь, но я бы не особо хотел продолжать говорить об ученике. Впрочем, лучше уж решить вопрос сейчас, а потом перейти к делам более насущным, — Кадавер отвечал с тяжестью в голосе, предложив жестом неторопливо пойти куда бы там не держала путь коллега по учительскому ремеслу, — У него есть проблемы, но не умственные, а с социализацией и рассудком. Миклош Бальза. Блондин с врожденным даром телепатии, трудный подросток и сын моего друга. Но не волнуйтесь! Для общества он не опасен и за ним есть кому приглядывать. Судя по всему, — маг усмехнулся, — всю дальнейшую жизнь. Присмотритесь просто к кольцам у мисс Аббот и этого молодого человека. И да, в феврале он уже точно будет полноценно совершеннолетним, даже по маггловским меркам, так что не переживайте. Там все взаимно, да и с его родителями я переписываюсь, — выдержал небольшую паузу, подбирая варианты как завершить разговор о не самом насущном, — Я попрошу передать Вам копию его личного дела и медицинскую карту. Так будет проще чем долго и нудно сейчас рассказывать, да и сами Вы быстрее все поймете и сделаете выводы, без моего предвзятого пересказа. Сын друга же и подопечный, сами понимаете...
А дальше последовало то что женщина вряд ли ожидала услышать. Резко, как гром посреди ясного неба:
— Вы знали что я стал таким из-за Каркарова? И под его Империусом я убил своего ребенка, еще даже не родившегося, достав из утробы... — Естественно, ей неоткуда было знать об этом и невозможно вообразить какие мысли сейчас пожирали разум волшебницы. — И я считаю что бывших сторонников Его не бывает. Я считаю что случай осенью и события сего дня поданы с рук директора. Кстати, Вы знали что у фон Триров немецкие корни и ниточки тоже идут к школе? Я как-то беседовал с мальчиком, пока он был жив, а потом в голову пришло вдруг озарение, что фамилия знакомая. Не могу утверждать наверняка, но если ушедшие на пенсию товарищи не лгут, то отец юноши тоже был причастен к сторонникам Его. Черт, трудно не произносить имя, — губы подернулись усмешкой, — А еще у меня есть подозрения на счет того, что в школе также могут быть бывшие веселые ребятки с темными помыслами, но тут уж, кроме как воспоминаний в моей голове о беседе с одной персоной, у меня нет.
Он замолчал, давая даме время на переварить всю эту информацию, перед тем как продолжил:
— В Институте есть те кто и в самом деле приверженец идей чистой крови, довольно радикальных. Влиятельные семьи. А наш дорогой Игорь не особо пресекает это. К тому же, из того что я мельком понял, после речи Дамблдора, когда Каркаров ликовал, пожар начался как раз там где нашли тело. Но вот только как он мог попасть на нижние палубы и в профессорский кабинет? Без сторонней помощи никак. Может мои слова и похожи на бред одержимого местью, но...
Похоже что дальше ничего говорить не придется. МакГонагалл была далеко не глупа, да и что-то действительно могло оказаться правдой. Ведь оба появления метки были там где в центр внимания, так или иначе, попадал Дурмстранг. А в нем, как иронично, главный сейчас Пожиратель Смерти.
Бывших не бывает...

 
Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Анна сонными глазами наблюдала за постепенно уходящими из зала школьниками. Пора бы и ей уже отправиться спать, но она вновь слышит росчерк письма на пергаменте сбоку и мысленно вздохнув, готовится к очередной пачке вопросов. “Может стоило отправить его к преподавателям, чтобы он их допытывал? И самой было бы спокойнее, и можно было бы с улыбкой понаблюдать за тем, как уставшие учителя отправляют его спать под крики”, протянулись мысли в голове первогодки. Уже не отвернёшься, но и ладно, может хоть своим безразличием удасться намекнуть, что разговоры сейчас не очень к месту.
Прочитав вопрос, Анна закатила глаза и еле заметно покачала головой. Чего так все привязались к этому облаку? Да, что то страшное, нехорошее, но оно что всех касается? Может это угроза смерти этому самому Дурмстрангу и всех его обитателей, не зря она появилась в одно время с поджогом корабля. И если так, то на кой она вообще должна переживать по поводу этих иностранцев?! Да пропади они все пропадом!

- Слушай, эм… смотри, - поправилась Анна, ни капельки не смутившись. - Я, конечно, понимаю, что это, что то нехорошее, зловещее, угроза смерти… не важно! - отмахнулась Анна, чуть не соскальзывая головой с подставленной под щёку руки. - Если мне, самой, это не угрожает, а в данный момент оно мне не угрожает, то и отношусь я к нему как к пустому месту… ну теперь, надо было просто успокоиться. Да и если начнёт угрожать, победителем можно выйти из любой ситуации. - Анна начала пальцем водить по ободу стакана с соком, продолжая подпирать щёку. - Договориться, подкупить… выбрать правильную сторону. Паника - это для слабых, людей которые не могут взять ситуацию в свои руки и разобраться в ней с чистой головой. Я не из этих. - на лице девочки вновь появилась лёгкая, подлая улыбка. - Так что, если хочешь, можешь рассказать… написать, если нет - то и не стоит.

Анна одним пальцем отодвинула пергамент обратно, возвращая затем конечность на стакан с соком.

Последнее посещение: 1 месяц 3 недели назад

-Линди, Линди. Линди!-сказала её подруга тряся француженку, которая только то и дело, что смотрела в окно и печалилась все больше и больше.
-Да, что с тобой такое!? Нет, ты, что меня игнорировать решила? Ну, ты посмотри на неё. Знай от меня ты не отцепишься пока не скажешь, что произошло.
-Зачем, что-то говорить если ты все знаешь. Пожар, Черная метка.-печально ответила девушка даже не смотря на однокурсницу
-Да это я все знаю. Я спрашиваю, что с тобой случилось. Всем помогала ходила радостная, всех успокаивала, а потом началась ссора кого-то и ты решила упасть....в... в депрессию!
-Эххх проблема не в ссоре, а в том, что я так и не смогла никому помочь. Корабль потушить помогала, но смогла только ведра так два поднять, а потом сбежала из-за головокружения от туда как трусиха. Я так хотела стать аврором, но кто возьмет даже в ученики такую трусиху!
-Нет, ну ты с ума сошла что ли. Это как ты нечем не помогла? Ты не трусиха я знаю как минимум 5 историй в, которых ты смелее всех! И ты не забыла, что у тебя астма, а дым, эмоции и это все могло к ней очень быстро привести, а жертв нам тут не нужно и ты это понимала, потому ушла, чтобы облегчить работу колдомедикам. Потом, ты пришла сюда и когда увидела черную метку даже с головокружением пошла узнавать кого нет, а также успокаивать всех. Вон ту слизеринку ты успокоила, а также наших ардорцев. Так, что ты очень огромная молодец, потому все свои сопли в тряпочку и я хочу видеть такую же оптимистическую Линди! И еще запомни, ты пытаешся помочь, а некоторые просто нечего даже не стараются сделать, так, что ты даже так молодец.,-сказала темноволосая девушка, которая заставила еще оставшейся оптимизм заставить француженку задуматься.А, ведь она права если я буду тут сидеть и печалится нечем так и не помогу. И вообще нечего не сделаю...Так получается еще печальнее, ведь авроры все равно даже когда проиграли не сдаются, а ты же будущий аврор? Значит ты тоже так сделаешь-подумала она и встала, взяла стакан с водой выпила и обняла подругу.
-Ты права! Как же ты права. Спасибо, что помогла мне вернутся. Так, что у нас там уже произошло пока я печалилась?
-Вот это другое дело! Вот это та Линди, которую я знаю. Ну, смотри всех пропаж вернули и понемногу сюда возвращаются профессора. О смотри директор школы. Сейчас будет речь, так что молчим. -сказала подруга и также как и Линди начала внимательно слушать речь директора. 
-Мы потеряли одного ученика....Джулия ты представляешь? 
-Да...это очень плохо. Печально, жалко..Нет, ну это просто ужасно....Не думала, что будут жертвы..
-И я не думала....Так нужно не сидеть на месте я к профессорам отчеты сдать, а ты....А ты присмотри пока за нашими и если будут новости мне говори.
-Хорошо. Как я рада, что старая Линди вернулась,-сказала Джулия, а Линди посмотрев на профессоров решила отправится к профессору Мак Гонагалл. По моему все старосты именно этому профессору сдавали отсчеты и француженка была не исключением.
-Здравствуйте профессор Мак Гонагалл. Я хочу оповестить вас, что старалась помогать как могла и не сеять панику когда на небе была черная метка, но я без спросу назначила вон ту девочку мисс Флаэрти помощницей старосты, но она мне очень помогла. Сейчас все есть и всех мы старосты пересчитали очень много раз. Все вели себя хорошо и не паниковали. Это все отсчеты и если нужна будет еще моя помощь я буду рада помочь.-сказала шармбатонка, но некая неуверенность в том, что она все таки смогла хоть как-то и кому-то помочь еще осталась.

Рождество может стать временем чудес, счастья и мечтаний стоит только этого захотеть. (с)

 
Последнее посещение: 2 недели 2 дня назад

Рассказ о виновнике разговора смутил профессора. И даже не слова о том, что студент ментально нестабилен, а скорее намеки мистера Кадаверциана о свадьбе школьника с Хогвартским колдомедиком. Минерва решила, что ее собеседник не вполне правильно выразился и хотел сказать что-то совершенно другое, что включает в предложение слова "кольца" и "согласие". Иначе мысль о том, что прелестная и благочестивая мисс Аббот, которую она воспитывала все семь лет ее обучения, решила "выскочить замуж" за ребенка, которого она знает всего пару месяцев — показалась ей нелепой.
Но разговор, а точнее монолог мистера Кадаверциана, внезапно коснулся совершенно новой темы и отнюдь не той, что профессор МакГонагалл могла предположить:
— Вы знали что я стал таким из-за Каркарова? И под его Империусом я убил своего ребенка, еще даже не родившегося, достав из утробы... — решил внезапно поделиться мужчина.
— Кстати, Вы знали что у фон Триров немецкие корни и ниточки тоже идут к школе? Я как-то беседовал с мальчиком, пока он был жив, а потом в голову пришло вдруг озарение, что фамилия знакомая. Не могу утверждать наверняка, но если ушедшие на пенсию товарищи не лгут, то отец юноши тоже был причастен к сторонникам Его. 
— Мистер Кадаверциан, для таких обвинений нужна доказательная база, а если вы подаете это как предположение, то его явно не стоит высказывать среди детей, в Зале, где объявили траур по несчастному мальчику. — Минерва была поражена бестактностью и недальновидностью мужчины. Прежде она слышала о нем только хорошее: бывший аврор, специалист своего дела, преподаватель Боевой магии... на проверку оказался очень специфическим человеком. И то, как он дважды цинично пнул труп Люциуса, прикрываясь своим опытом, ей не понравилось. 
— А еще у меня есть подозрения на счет того, что в школе также могут быть бывшие веселые ребятки с темными помыслами, но тут уж, кроме как воспоминаний в моей голове о беседе с одной персоной, у меня нет. В Институте есть те кто и в самом деле приверженец идей чистой крови, довольно радикальных. Влиятельные семьи. А наш дорогой Игорь не особо пресекает это. К тому же, из того что я мельком понял, после речи Дамблдора, когда Каркаров ликовал, пожар начался как раз там где нашли тело. Но вот только как он мог попасть на нижние палубы и в профессорский кабинет? Без сторонней помощи никак. Может мои слова и похожи на бред одержимого местью, но...
— Мистер Кадаверциан, — прервала его профессор, — я прошу вас быть... благоразумней. — Минерве пришлось долго подбирать подходящее слово, чтобы оставить свою речь в рамках приличия. — Рассказывать о таких вещах посреди Большого Зала! Я уверена, это не то, что советуют в аврорских методичках в первую очередь. Где ваша осторожность? Или вы совсем позабыли о таком полезном навыке?
Волшебница взяла себя в руки, и остудила пыл шотландской крови. Осторожно оглянулась по сторонам, прикидывая, как много людей вокруг могло слышать слова Кристиана.
— Я настоятельно советую вам следить за своим языком. — Минерва украдкой глянула на мельтешащих повсюду авроров, что все еще находились под прямым управлением Министра. Женщина была уверена, что некоторые из них уже получили приказ следить за всеми в школе, в том числе и за ней. Вероятно, мистер Кадаверциан еще не пришел в этой мысли. Минерва говорила так тихо, как могла, чтобы ее слова не достигли нежелательных ушей, что в Большом Зале, к слову, это было очень непросто. — Думайте кому и что вы говорите. Вы слышали слова директора: помните, кто ваши враги. — не дословно процитировала она основной посыл речи Альбуса. — А то, право слово, у меня складывается впечатление, что ассоциальные проблемы мистера Бальзы заразны. 
Мистер Кадаверциан, я вас услышала. Если вам есть, что рассказать, и есть какие-либо предположения, которые помогут расследованию, прошу вас поделиться ими с профессором Дамблдором. Лично. На этом позвольте откланяться. 

Минерва поспешила направиться к преподавательскому столу. Она была уверена, что за время ее разбирательств с мисс Флаэрти, недугами мистера Бальзы и неумением мистером Кадаверциана держаться осторожней — вся еда на столе уже поросла инеем. Но проверить это вновь не удалось. На сей раз ее остановила студентка Шармбатона.
Здравствуйте профессор Мак Гонагалл. Я хочу оповестить вас, что старалась помогать как могла и не сеять панику когда на небе была черная метка, но я без спросу назначила вон ту девочку мисс Флаэрти помощницей старосты, но она мне очень помогла. Сейчас все есть и всех мы старосты пересчитали очень много раз. Все вели себя хорошо и не паниковали. Это все отсчеты и если нужна будет еще моя помощь я буду рада помочь.
— Благодарю вас, мисс. Вы хорошо постарались. — ответила она быстро и все-таки настойчиво продолжила свой путь к ужину.

Последнее посещение: 8 часов 44 мин. назад

 Простоять у холодной стены, подпирая её спиной так, словно, она могла вот-вот упасть, довелось не так долго. Во-первых, стоящий в зале гул, мягко говоря, напрягал и так напряженную голову, а во-вторых в помещении появился тот самый великий, но не ужасный волшебник. Профессор Дамблдор. Его уважали, его любили, им гордились, но и были отдельные личности, кто видел в нем старого дурня, человека, который хочет сместить настоящего Министра с должности и многое другое. Но одно было точно, когда Альбус Дамблдор появлялся в стенах Большого зала с подготовленной речью, всё затихало и томно ожидало слов мудрого человека. Центритиус не был исключением и относился к профессору с большим почтением, именно поэтому его появление заставило мракоборца встрепенуться, открыть глаза и сделать несколько шагов вперед, дабы слышать слова директора школы лучше и не упустить важных деталей.
 Голос пожилого мужчины на долю секунд вернул Далинора в те годы, когда он обучался на Хаффплаффе. Приятные воспоминания проплыли перед глазами и, как только директор сделал свою первую паузу, мир тут же вернулся в настоящее. Коллеги из Департамента стояли совсем не далеко, так же внимая слова Дамблдора. Казалось, что сейчас профессор был большей фигурой, чем сам Фадж и, если это потребуется, большая часть аврората будет выполнять указания именно седобородого человека, нежели Министра Магии.
 - Что уж говорить, а профессор Дамблдор умеет указывать что-то светлое даже в темные времена. - В это, конечно, хотелось верить, но с возрастом приходит понимание, что не все так радужно в этом мире и эта семья, о которой говорил Альбус, в один прекрасный момент может перестать существовать, а самые близкие друзья и товарищи, не объясняя тебе зачем, просто отвернуться от тебя. В жизни такого полно, но детям лучше это не показывать, некоторые из них еще не сформировали свой "внутренний стержень" и подобные вещи могут не просто сломать, а свернуть неестественным образом их характер.
 После весьма продолжительной речи, профессорский состав и сам Министр удалились для дальнейших разбирательств. Ситуация требовала особого внимания и теперь, когда спасатели были в больничном крыле, а так же спасенными дети, можно было дышать относительно спокойно. Центритиус подошел к одному из знакомых авроров с попыткой с ним заговорить.
 - Я отлучусь на некоторое время, - указав рукой на прогоревший жилет, - Нужно сменить одежду и я сразу вернуть обратно. - Конечно, можно было бы не сообщать подобную информацию, так как у него было разрешение от Министра, но, для уверенности, он все-таки решил это сделать. В ответ он не получил ни единого слова, а лишь кивок. Ну и этого было вполне достаточно.
 Дети продолжали сидеть в окружении блюстителей порядка, когда мимо них, прикрывая появившиеся на руке волдыри от ожога, прошел мистер Далинор. Выйдя из зала, он тут же направился в выделенный ему кабинет, где была парочка свежих рубашек и, если он не забыл её взять с собой в это злоключение, старенькая мантия.

---> Невзрачная дверь где-то в северной башне

Последнее посещение: 9 месяцев 1 неделя назад

Мистер Кадаверциан, вашу фразу о том, что Игорь Каркаров усадил вас в кресло услышало несколько студентов. Слава Мерлину, они не расслышали часть про убийство детей и Империо. Но будьте уверены, эти слухи могут очень быстро распространиться по Хогвартсу, учитывая то, насколько эта тема "горячая".

Последнее посещение: 28 сек. назад

О, и правда понятия не имеет. Отлично, у меня как раз то самое настроение, когда я хочу всем надоедать.

Рафаэль усмехается, снова склоняясь над пергаментом и переворачивая его — сейчас Грейвсу неважно, достал он слизеринку или не особо (хотя, судя по всему, всё же уже надоел), ведь уже самому хочется рассказать. В конце концов, он даже не говорит — лишь пишет, так что ей ничего не стоит не читать.

«Ты маглорождённая, верно? Редкость на змеином факультете, но других вариантов я попросту не вижу — кажется, каждый волшебник хоть раз слышал имя того, кто Тёмную метку («облако») изобрёл. Ну или не имя, а завуалированное название.
Где-то с начала семидесятых этот маг выступал против маглорождённых и маглов в принципе, собирал сторонников (позже самые близкие из них стали называться «Пожирателями Смерти»), несогласных часто подвергал Империусу. Влияние его всё росло, но останавливаться на достигнутом он не собирался — привлёк на свою сторону великанов, помогающих терроризировать других людей.
И вот, как раз про эту метку. Если не ошибаюсь (а я могу, я в этой теме не так сильно разбираюсь), то она была (или всё ещё есть) на предплечьях каждого из пожирателей, а также запускалась в небо над каждой территорией, в которой они... совершали убийство? Точно не помню причину, по которой она запускалась, но знаю, что она была связана с чем-то подобным.
Этот маг погиб с десяток лет назад, но сделал он это при весьма туманных обстоятельствах, поэтому кто знает, что произошло на самом деле?
В общем, даже если это всё — лишь шутка какого-то умалишённого (которого, как мне кажется, стоит повесить или отвести на гильотину), то это в любом случае волнительно по причине того, что в своё время Волдеморт (не называй его имя при ком-либо другом, потому что считается, что, если назвать его имя, то его последователи узнают твоё местоположение... а сейчас, мне кажется, просто принято из-за страха звать его «Тот-Кого-Нельзя-Называть») наделал много ужасных вещей и продвигал идею полного истребления маглов и маглорождённых (просто за то, что они не такие).
Листок попрошу вернуть, когда дочитаешь (не хочется потом узнать, что о моей позиции известно всей школе, причём с доказательствами), и я наконец оставлю тебя в покое.
» 

С прежней усмешкой протянув пергамент обратно собеседнице, Грейвс продолжил стоять на всё том же месте, ожидая, пока весьма длинный монолог будет дочитан.

мысли, переданные мысли, полученные мысли, «написанный Рафом текст​​​​​​», «написанный кем-то другим текст​​​​​​»; если комбинирую, значит происходит что-то страшное

Последнее посещение: 4 месяца 3 дня назад

Разумеется он пишет и чего он пытается добиться? Навязать своё, общественное, мнение? Флаг ему в руки, самое бесполезное занятие из каких либо возможных. Вряд ли его слова изменят позицию Анны, а потому она, вновь лениво, читает листок, всё тем же сонным глазом. После прочтения она закатывает зреньки и еле слышно цокает языком.

- И что ты пытался добиться этим разъяснением? - Флаэрти впервые, секундно, кинула взгляд на глаза собеседника, надеясь увидеть в них ответ на этот глупый вопрос. - Да, маглорождённая и да, я всё ещё при своих словах. У тебя, или у кого либо ещё, есть доказательства, что именно… - слизеринка перечитала один из фрагментов письма. Боятся имени… волшебники, тоже мне. Вот пускай и боятся, Анне же совершенно плевать на то, стоит ли произносить это имя или нет, лично она, его, в данный момент не боится. - Волдеморт, - ничуть не смутившись произнесла Анна спокойным и скучающим голосом. - Или его приспешники, оставили этот знак? Нет? Так я и думала, а значит моё мнение всё ещё как никогда актуально, лично для меня. Он всё ещё человек? Человек. Мыслит как человек, у него есть человеческие принципы, а значит всё ещё можно найти лазейку, как мирно обойти этого человека, или же и вовсе сойтись с ним во мнениях. - Анна вновь кинула скучающий взгляд на писаря. - Как говорил мой отец и что я охотно подтверждаю: к любому человеку можно найти ключ к его пониманию, это не сложно. Гораздо сложнее, найти то, что этот ключ отпирает. И, хочешь верь, хочешь нет, мне всё равно, - снова эта улыбка, медленно расползается по лицу, словно змея. - Но находить эти самые ключи и замки от них - это вся моя жизнь. - довольно тихо закончила Анна.

Пергамент она уже не отодвигает, захочет, возьмёт его сам. Но… Анне понравилось то, как слизеринец рассказывал о, возможном, владельце метки в небе. Убийца магглорождённых, многие, ну как многие, все поголовно, посчитали бы Флаэрти сумасшедшей на всю голову, если бы услышали её мысли вслух, но что если… Если раскрывать слова слизеринца в более глобальном плане, вспомнить реакцию других детей на облако, вспомнить волнение в глазах взрослых… Если сопоставить все эти факты, то можно прийти к выводу, что Волдеморта боятся все волшебники. Анна вспомнила с какой целью она ехала в Хогвартс: “Мостик между Флаэрти и волшебством”, медленно пронеслись слова в её голове. Но что если… заменить одно слово в этой мысли, “волшебство” на “Волдеморт”. Ей нравится, ведь снова гадкая улыбка сияет на её лице, а глаза так и источают это пламя, которым в одночасье загорелась Анна.
“Первый маглорождённый, который встанет плечом к плечу с Волдемортом”, вот, новые мысли которые теперь бились в её голове и заставляли её сердце биться всё чаще и чаще. Маглы и волшебный мир? Уже звучит как банальность, если бы отец узнал об этом, лишь презрительно бы фыркнул. Магл и убийца маглов? Вот это звучит, вот за это можно попасть в историю, записать своё имя на вершину самых великих. “Учитесь понимать, где друг, а где враг”, те самые слова директора, словно из тумана, всплывают в голове, а сразу за ними - мысленный ответ: “Я научилась профессор… научилась”. И дальше всё по сценарию, обдумать план и найти пешек. Но в данный момент - поскорее бы отправиться спать.

Последнее посещение: 28 сек. назад

То, что собеседница так легко говорит имя Волдеморта, вовсе Грейвса не напрягало — он и сам спокойно пишет его (в конце концов, даже если слухи про то, что при его произнесении могут появиться Пожиратели, правдивы, то Раф-то даже не говорит). Нет, напрягало другое, а именно — то, что она думает, что может найти к этому человеку (который, к тому же, мёртв, но они же сейчас обсуждают вариант, в котором он всё-так есть, верно?..) подход. Нет, конечно, Рафаэль знает, что даже с ним можно общаться так, чтобы он не принял решения убить тебя в первые двадцать секунд разговора — его последователи же остаются как-то в живых. Но она — маглорождённая, а вся политика превосходства чистокровных направлена как раз против таких, как она.

Странная. Очень странная. Вряд ли она понимает всю серьёзность того, о чём я пишу. Ладно, неважно, может просто пойти отсюда и оставить её... — Грейвс переводит взгляд куда-то в сторону, одновременно с этим сворачивая пергамент в трубку и беря во вторую руку перо.

— О, — одними губами, беззвучно, — Хоук.

Раф мгновенно просиял, наконец увидев кого-то, кто мог бы объяснить всё чуть более подробно (он, конечно же, объяснил это себе именно так — не может же это быть просто радость!), и уже хотел наброситься с вопросами — даже сделал шаг вперёд, но... что-то во внешнем виде слизеринца его насторожило, и Грейвс остановился, нахмурившись. Кайлей выглядел каким-то... потрёпанным. Неужто он как раз из тех, кто ослушался и пошёл помогать тушить корабль? Продолжая хмуриться, Рафаэль дождался, пока Хоук дойдёт до слизеринского стола, и подошёл к нему уже сам, при этом недалеко отходя от прошлой собеседницы. Не издавая ни звука, глухой аккуратно коснулся чужого плеча, пытаясь привлечь внимание и одними губами спрашивая: «Что случилось?»

мысли, переданные мысли, полученные мысли, «написанный Рафом текст​​​​​​», «написанный кем-то другим текст​​​​​​»; если комбинирую, значит происходит что-то страшное

Страницы