Справедливая цена

1 сообщение / 0 новое
Последнее посещение: 1 день 3 часа назад
Справедливая цена

Хогвартс, Хогвартс, наш любимый Хогвартс, научи нас чему-нибудь!

Это волшебное место все британские маги восхваляют, исправно закрывая глаза на все “но”, что облепили замок как мухи. Они закрывают глаза на пропадающие ступени у парящих лестниц, на василисков в канализациях, на пожары в домах делегаций, как и на темные метки. “Но ведь все это отдельные и очень редкие случаи” - скажут многие и будут правы. Но есть проблема, что была в Хогвартсе испокон веков. Та, что лежит на поверхности, хотя корнями уходит глубоко в его фундамент. 
Причины тому три: студенты-подростки, закрытость сообщества и скука.

Уже догадались, о какой проблеме речь? А вот Кайлей Хоук никогда о ней не задумывался, пока на третьем курсе не получил первый заказ на любовное зелье от девчонки с обезличенной фамилией Смит. Тогда Кай был мелким и глупым. Он быстро добыл зелье и не задумываясь продал его. Он расценивал такие зелья, как очередную шалость, как настойку для пара из ушей или для роста волос на пальцах ног. 
Нехитро полученные галлеоны грели его карман до тех пор, пока он не встретил парня, для кого предназначалось зелье. 
Тогда же до него дошло очевидное: если бы Дилан Фишер был влюблен в Ребекку Смит, ей бы не были нужны зелья Кайлея Хоука. Но Дилан был влюблен в Энн Бейкер, в то время как Ребекка напоила его зельем и заставила изменить Энн с ней. Когда бедолага пришел в себя, он молил свою бывшую девушку о прощении и Бейкер, конечно же, все понимала… Но переступить через увиденное не смогла и ответила Фишеру отказом.

В тот день, увидав Дилана в туалете, разбитым и заплаканным как ребенок, Хоук вынес первый ценный урок: у таких зелий есть серьезные последствия и применять их нужно с умом и только в крайнем случае.

Но так было с зельями влюбленности. А ведь бывают и другие…
Те, что должны избавить от скуки какого-нибудь старшекурсника и немного скрасить его одиночество. 
Такие зелья девушки редко заказывают ввиду их опасности для них самих. Но в какой-то момент слава Хоука, как барыги запрещенных товаров, паутиной покрыла весь замок, дотянувшись до самых потаенных уголков человеческих желаний, вскрывая их, подбивая дать себе волю.

Когда его впервые спросили о подобных зельях, Кайлей обомлел. Растеряв от неожиданности всю свою напускную таинственность, он только пробубнил, что ему нужно время подумать и два дня таскался по Хогвартсу, пытаясь понять, имеет ли он юридическое и моральное право продавать такие вещи? И если с первым вопрос отпал быстро - нет, не имел - то вот со вторым ему пришлось помаяться.
Тогда ему показалось хорошей идеей просто отказать заказчику, но это было большой ошибкой. Отказ Хоука ситуации не исправил и очень скоро слизеринец вновь услышал о своем заказчике. Также, как и о его жертве.

Тогда Кайлей усвоил второй ценный урок: зарывать голову в песок никогда не будет выходом, если только последствия твоего молчания входят в твои же планы.

С тех пор он выработал простую стратегию поведения и для таких заказов строго определил для себя нерушимое правило о “Справедливой цене”.
 


 
22 января 1995 г.

Три пополудни, гостиная Слизерина была пуста. Кайлей, пользуясь случайным одиночеством, занял один из немногих учебных столов, методично раскладывая книги и учебные тетради. Толстый запыленный том тихо шелестнул. Страница 273.  
Кайлей обмакнул перо в чернильницу, выписывая основные тезисы.
- О, Хоук, привет.
- Привет, Филипс, - не глядя поприветствовал Кай тощего низкого шестикурсника.
- Ты не поверишь, я сегодня говорил с ней...
- Поверю, - беззвучно отсек Хоук, пытаясь сконцентрироваться на докладе. 
1865 год, 14 апреля Юнона Идрис Флаэрти, по прозвищу “Молчаливая” открыла..
- ...а я говорю: “нахрена ты драму устроила”. А она давай мазаться, типа она теперь с Томом встречается. Бред полный! Нэшфилд - сраный кривозубый заика, она думает, я поверю, что они теперь вместе?!
- Нэшфилд достаточно начитанный и из богатой семьи, - возразил Кайлей, не отрываясь от доклада, - в сухом остатке это вполне может покрыть и его заикание и кривые зубы.
- Его зубы весь Гринготтс не перекроет, ты его вообще видел?!
- Видел. Очень полезный парень, скромный, зато пунктуальный и всегда исправно платит. Некоторым стоит у него поучиться.. Филипс.
- Да не душни, Хоук, я же тебе уже все вернул!
- Вернул, но ты опоздал на две недели. - 1875 год, после атаки на..
- Короче, речь не обо мне.
- Разве? А мне показалось иначе.
- Речь о Мэри и этих ее играх. - Шестикурсник упал в кресло напротив стола Кайлея, нервно подергивая ногой. - Я уже и извинялся за Кэти, и обещал, что такого не повторится, а она такая: “я тебе не верю”.
- Умная девочка, - усмехнулся Кай, продолжая слушать историю в пол уха, удерживая концентрацию на докладе, - я бы тоже не поверил. Может, ей действительно будет лучше с Томом.
- Да хоть ты не будь такой сукой, Хоук! Я же не вру! Я люблю ее!
- Вот как.. А что на счет Кэти?
- Слушай, не строй из себя святошу. О тебе вообще разные слухи ходят, говорят ты свои долги с девчонок натурой выбиваешь постоянно. Легран в чулане оприходовал, с Эндрюс в Больничном Крыле “взял долг”, Белл зажал в классе рунологии, говорят, она громко кричала. - Каю не пришлось смотреть на мерзкое рыло Филипса, чтобы понять, что он улыбается, смакуя эти слухи.
Не было смысла от них открещиваться, говорить о том, что Легран в чулане сама пожелала, чтобы он ее поцеловал. Что к Эндрюс он никогда бы в жизни не прикоснулся в таком ключе и “долгов” с нее бы не взял. Равно как и то, что Белл кричала не от Кайлея, а от железного пера, которое сама в себя впихнула и если бы секс выглядел так, как его приключения с Белл, то Хоук предпочел бы стать евнухом. 
- Я похож на того, кому нужна такая плата? - Сдержанно усмехнулся он, по прежнему не отрывая взгляда от пергамента. Филипс замолчал. Видимо, задумался.
- Ну, те, кто посчитал, что это на тебя не похоже судачат о том, что тебе не нужен никто кроме беспощадной стервы.
- Беспощадной стервы? 
- Сеструхи твоей.
- Фу. То есть я либо маньяк, либо сестроёб. Отлично.. Пожалуй, теперь первая версия слухов действительно куда притягательней. Кого-то еще приписывают ко мне в жертвы?
- Стормхолд.
- Не, это уже устаревшая информация. Нас шипперят еще с первого курса, тут ничего нового.
- Не “устаревшая информация”, а “бессмертная классика”! - Засмеялся Филипс, радуясь, что удалось немного сместить фокус разговора на проблемы Кая, но Кай тоже это заметил и вернул разговор в первоначальное русло.
- Мне снять свою мантию, чтобы ты мог добраться до жилетки, в которую пришел поплакать?
- Ок, понял. Давай к сути вопроса. Короче, я предложил ей устроить что-то вроде “испытательного срока” для нас, а она сказала, что больше так не может, что теперь у нее есть Том, а Том такой, сука, пиздатый, что куда там мне! Короче, она отказала мне.
- Понятно. - Раздраженно подытожил Хоук, надеясь, что на этом разговор с Филипсом придет к своему логическому завершению и его, наконец, оставят в покое с его заданием. Но не тут-то было.
- ...но я не планирую сдаваться так просто.

Хоук медленно поднял настороженный взгляд на слизеринца напротив.
- И что ты хочешь? 
- Ее хочу. У тебя есть зелья, которые заставили бы ее тоже меня захотеть?
- О.. такие зелья.. - Кайлей напряженно посмотрел мимо Филипса, о чем-то раздумывая, а после коротко кивнул. - Конечно, есть.
- Отлично! Не простое любовное зелье, а такое, чтобы она меня сама завалила?
- Да, - нехотя признал Хоук. - И такое тоже есть. Наскочит сама.. как в голодный год.
- То, что нужно. Ну тогда сможешь подогнать его к пятнице?
- Смогу.. - Кай отложил перо. - Но за такие зелья я оплату беру вперед.
- Конечно, я все понимаю.
- Не уверен, - шепнул Хоук, устало потерев переносицу.
- Так сколько с меня? В двадцать галлеонов уложимся?
- Ты думаешь такое зелье стоит двадцать галлеонов? 
- Тридцать?.. - Кай молчал, не сводя задумчивого взгляда с Филипса. - Да ну, серьезно? Пятьдесят?!
- Я не возьму с тебя денег, - холодно подрезюмировал Кайлей.
- Ок. Отлично, - ободрился старшекурсник, а после сообразил и задал, наконец, ожидаемый вопрос. - А что возьмешь?
- Тебя.
- Эм…- Филипс нервно поерзал в кресле и напряженно хохотнул, очевидно ожидая, что это очередная странная шутка Хоука, - В каком смысле?
- В прямом.
Кайлей не спеша поднялся из-за стола и легко взмахнул палочкой, отточенным движением отправляя “Петрификус Тоталус” прямиком в своего заказчика. Обойдя стол, парень присел на край, сократив дистанцию с обездвиженным слизеринцем до метра.
- То, что ты собираешься провернуть называется изнасилованием. Я считаю, что у таких поступков высокая цена.
Возможно, ты не до конца понял, как работают такие зелья, так что я объясню. Вот что ты собираешься сделать: ты собираешься овладеть ее телом и сознанием, заставить ее самостоятельно совершить то, что она бы делать не стала, будь у нее свобода воли. Она не сможет себя контролировать, но будет все понимать и, что еще страшнее, помнить. Я не высший разум и не знаю, сколько стоит воля Мэри. Ты оценил ее волю в 20 галлеонов, а я думаю, что она, по крайней мере, стоит не меньше твоей, учитывая то, что Мэри не такая гнида, как ты, и ко мне за подобными зельями не обращалась. Готов поступить с ней так? Не вопрос - воля твоя. Но прежде ты осознаешь, что это такое.

Хоук коснулся подлокотников кресла, опираясь на них и угрожающе нависая над замершим Филипсом.

- Ты выпьешь это зелье сам и прочувствуешь его уникальный эффект. Ты будешь три бесконечных часа наблюдать за собой будто со стороны и не будешь узнавать эту жалкую, ополоумевшую пародию на себя самого. Ты будешь помнить, как жадно набросился на меня, как умолял меня трахнуть тебя, а я тебе "великодушно не отказал". Я буду настолько же великодушным, насколько ты собираешься быть по отношению к Мэри. Ты ведь ей зла не желаешь? Я тебе тоже. Я буду хорош, а ты до конца жизни будешь помнить, где тебя держали мои руки и что ты искал своими губами. Твои собственные стоны будут преследовать тебя в кошмарах долгие месяцы, как клеймо стыда. При упоминании моего имени у тебя будут начинаться истерики, потому что будешь вспоминать, сколько раз ты его кричал в экстазе, пока я тебя “брал”. А имя мое в школе упоминают часто.

Кайлей выпрямился, смерив обездвиженного парня презрительным взглядом.

- Всю следующую неделю ты будешь реветь в своем дормитории как побитая собака. Ты будешь чувствовать себя настолько грязным и использованным, что даже ванная старост не поможет тебе отмыться. Зато ты будешь прекрасно понимать, что испытает Мэри в случае, если ты подольешь эту херню ей.

Кай отвернулся и обогнул стол, усаживаясь обратно за свой конспект.

- Но если после всего этого ты не откажешься от своего решения - я отдам тебе зелье. Честно. Так ты, по крайней мере, его морально окупишь. Фините Инкантатем.

Филипс ожил и активно задышал, как если бы на все время монолога задержал дыхание или мысленно пробегал марафон прочь из подземелий до самого Лондона. Чуть отдышавшись парень завопил:
- Черт, ты совсем ебанулся?! Я думал, ты не такой!
- Разумеется, не такой. Твою рожу и тощие прыщавые ноги даже девки избегают, а мне они омерзительны. Но за меня не волнуйся, на счастье, я хороший трансфигуратор. Я преображу тебя под свой вкус. - Не глядя махнул рукой Кайлей, будто насильно менять внешнюю форму людей для него было обычным делом. И хотя Филипса напрягла эта фраза, он не воспринял ее всерьез.
- Да я не о том! О тебе говорят как о человеке без принципов, что ты, в отличие от остальных, всегда добываешь заказы, вообще без б.
- Тебе напиздели. Я человек, который добудет что угодно за справедливую цену. Справедливую цену я тебе только что назвал. Окупишь ее - получишь зелье. Ну а теперь сам решай, сколько стоят твоя задница и реки слез, что ты прольешь после такой оплаты. По прежнему 20 галлеонов? Или, может быть..
- Ок, я понял. Мог бы просто сказать, что не отдашь мне зелье.
- Тогда бы ты пошел к другим поставщикам. Тем, что “поставляют без б”. Я же надеялся, что раз уж ты неспособен отзеркалить ситуацию сам, то хотя бы с моей помощью, вообразив этот процесс со своей стороны, ты осознаешь, что у меня попросил. И перестанешь быть такой тупой сукой.

Филипс помолчал, что-то активно обмозговывая. Теперь, когда Хоук не стоял рядом и не говорил ничего дикого, парень позволил себе немного расслабиться и оправдаться.

- Да я ж не собирался ее прямо силой брать, может, ей бы и самой понравилось. - усмехнулся Филипс и гоготливый смешок вырвался из его гортани.
- Ну так и я тебя рвать не собирался. Может, ты бы у меня добавки просил? - Игриво усмехнулся Кай в ответ и подмигнул. Старшекурсника передернуло.
- Ладно-ладно! Я понял.
Хоук коснулся пальцем начала абзаца, чтобы не перепутать строку и начал переписывать содержимое, потеряв к разговору со слизеринцем всякий интерес. И Филипс это понял. Он неловко посидел еще минуту, а затем поднялся с кресла.

- С тебя два галлеона. - Сообщил Кай, внимательно сверяя строчку из параграфа с записанным в пергаменте.
- А это еще за что?! За кошмары с твоим уродским ебалом?
- За бесценный жизненный совет. Возможно, я только что уберег тебя от безрадостного будущего в Азкабане. 

Филипс цокнул языком, что-то недовольно пробубнил, но достал из кармана два галлеона и нехотя отдал Хоуку.

- Ты хуже дементора.
- Отнюдь, - засмеялся Кайлей, расслабленно потянувшись за деньгами и ловко пряча справедливую плату за свою помощь. - Я целуюсь лучше.