Ложь во имя правды

43 сообщения / 0 новое
Последняя публикация
Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад
Ложь во имя правды

Ложь во имя правды
────────── ◉ ──────────
Лучше сказать правду, чем солгать и потом жалеть об этом. Кто только придумал эту глупость? Правда доставляет куда больше проблем. А если правда имеет материальное значение и добывают ее лжецы, то неизбежные проблемы куда серьезнее. Ведь на каждую ложь найдется правда, которая придет когда совсем ее не ожидаешь.

Место: Хогвартс и окрестности
Время: Февраль-март
Участники: Персиваль Хатклифф, Лавина Бейкер
Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Волшебный замок Хогвартс возвращался к своему первоначальному виду: снимались последние украшения, выметались остатки конфетти, истончался запах сладостей и фруктов, все будто твердило о том, что рождественские каникулы остались позади. День за днем воспоминания о праздничной елке в Большом Зале становились все более расплывчатыми. «Экзамены еще далеко,» - думали ученики младших курсов все еще отходившие от атмосферы празднества, даром, что были теперь немного взрослее и немного образованнее, чем в прошлом году. Их головы были заняты приключениями-здесь-и-сейчас, да мелкими шалостями.
Но только не в кабинете зельеварения. Как всегда, при абсолютной заполненности помещения здесь царила почти полная тишина, нарушаемая лишь шипением варева и стуком каблуков преподавателя. Иногда профессор Снейп шипел какие-то наставления, иногда склонялся над котлами учеников и обычно с недовольством морщил крючковатый нос. Несмотря на зимнюю прохладу на улице, в подземельном кабинете было жарко: обратите внимание на того ученика, который мастерски словил капельку пота прямо над своим котлом. Боязнь не успеть до звона колокола, боязнь испортить зелье, боязнь лишиться баллов… боязнь – вот что витало в воздухе мрачного помещения. Но волновало это не всех.
Перси, например, уже давно привык ни на что вокруг не обращать внимание, это было не сложно. Здесь есть только его котелок и зелье в нем. Каждая веточка омелы, каждый пузырек с настойкой, каждая пиалка с толченым порошком имели свое место на столе. Мальчишка точно знал как упростить себе работу и сохранять спокойствие даже когда время поджимает. Проходя мимо, профессор задел его спину мантией, хаффлпаффец это почувствовал, но продолжил спокойно разрезать ножиком очередную пиявку. Кровь брызнула на фартук. Всего лишь маленький беспорядок, особенно в сравнении с тем хаосом, который устроил на рабочем месте его сосед. Перси никогда не предлагал помощи, он никогда не всматривался в работу своих однокурсников, но, в отличие от него, за долгое время учебы кое-кто заметил особое поведение Перси на уроках.
Отправляя пиявок в котел, Перси одним глазком заглянул в учебник. Почти готово.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Рождественские праздники закончились, но послепраздничное настроение все никак не оставляло учеников. Тем не менее, профессора считали, что время отдыха закончилось. Это послужило одной из немногих причин давать ученикам много заданий и совсем об этом не жалеть. Да и какая жалость? Это их долг, как преподавателей - донести знания до учеников.
Зельеварение являлся одним из немногих уроков, на которых Лавина получала удовольствие. Даже относительная тишина, изредка прерываемая замечаниями профессора Снейпа, звуками переворачиваемых страниц учебников и кипением котлов здесь воспринималась как что-то правильное. Но сегодня точно не один из таких дней. Надоедливый слизеринец рядом не очень-то спешил оставлять Бейкер в покое, не давая и шанса насладиться желанной тишиной кабинета.
- Так значит, ты действительно варила зелья еще до поступления? - в который раз спросил ученик, вынуждая Лавину ответить.
- Какое тебе дело? Лучше бы сосредоточился на зелье, а не выпытывал то, что совсем тебе не нужно, - не отвлекаясь от рецепта, ответила слизеринка со всей вежливостью, которая могла у нее найтись в данный момент.
- Ну ты злюка, конечно. У тебя в семье темных магов не было? - ответил собеседник, но, не давая Бейкер ответить, тут же продолжил:
- А можешь ли ты сварить зелье, которое по уровню сложности выше того, на котором мы находимся сейчас?
- Я бы ответила, но какой тебе от этого толк? - слизеринке не нравился этот разговор с самого начала, но свести его на "нет" никак не удавалось. То и дело нервно посматривая в сторону Снейпа, опасаясь, как бы он не сделал ей выговора на пару с нерадивым учеником, Лавина произнесла:
- Назови мне зелье и я попробую его сварить. Вот и узнаешь: такой ли я "гений" или просто пустословка.
- Свари Сыворотку правды, - даже не задумываясь, сказал слизеринец.
От данного заявления Бейкер чуть не допустила ошибку в приготовлении, вовремя убрав вторую партию пиявок от котла.
"Я даже рецепта не знаю. Как я буду его варить?" - данную фразу Лавина не произнесла только из-за профессора, проходившего рядом. Ставки сделаны, отказываться от данного слова бессмысленно. Оставалось только придумать способ доказать, что слова Лавины Бейкер - не пустой звук.
"Но одна я его не приготовлю. Мне нужен помощник. И было бы замечательно, если бы он разбирался в зельеварении так же хорошо."
С данной мыслью Лавина осмотрела всех присутствующих в кабинете. Ее взгляд остановился на одном хаффлпаффце. Персиваль Хатклифф с самого начала учебы не уступал девочке в зельеварении, а иногда даже обходил ее. Никто лучше него на роль помощника подойти не мог.
С твердым намерением завербовать хаффлпаффца, Лавина сверилась с рецептом, проверяя правильность приготовления. Оставалось лишь дождаться окончания урока.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Закинуть, перемешать, процедить.
Все движения отработаны. Еще в начале года Перси трясся кабы что не пропустить, не туда помешать, случайно чихнуть, но сейчас это был один из успешнейших учеников зельевара. То есть был одним из тех счастливчиков, кого Снейп еще не называл идиотом.
А тем временем ученики засуетились. Звуки захлопывающихся учебников, переливаемых зелий и торопливое постукивание лезвий об доски были первыми знаками скорого окончания урока. Все как обычно. Из занятия в занятие ничего не менялось, и это действовало на Перси убаюкивающе, он даже почти получал удовольствие от нахождения сейчас здесь, так глубоко в подземельях, пусть и под постоянным надзором черного балахона. Он поставил котел на место и стянул грязные перчатки. О, облегчение! Снятие с себя неудобной защитной формы было его любимым моментом практики, он делал это всегда перед самым приятным моментом – перед закупоркой бутыли. Еще одно зелье готово, мистер Хатклифф. Он даже привык, что в школе к нему обращаются именно так, даже запомнил фамилии большинства сокурсников, чтобы обращаться к ним так же.
- Прости, Перси…
Всего лишь толчка под локоть было достаточно, чтобы пробка вылетела из ладони и поскакала по столу. Пробка одна, ее нельзя терять. Перси к собственному удивлению отреагировал быстрее, чем она успела запрыгнуть кому-нибудь под котел и сгореть там с концами. Мощный рывок вперед помог дотянуться рукой и схватить беглянку на лету. Хороший ход. Довольный Перси поднял взгляд со сжатого кулака и тут же встретился взглядом с Лавиной Бейкер. По спине пошли мурашки. Мальчик вообще не любил заглядывать людям в зрачки, слишком уж много в них эмоций, но ЭТОТ взгляд был еще и ОЦЕНИВАЮЩИМ. Страшное дело. Нужно было поскорее выбираться из подземелий. Он легко закупорил бутылку, для верности прижав пробку большим пальцем; порадовался, как красиво блеснуло стекло на свету от свечей, и только сейчас заметил, что жижи-то в ней поубавилось аж в половину. Куда делась? Часть ее растекалось по столу, капая на пол, а часть шипела и дымилась на левой руке мальчишки. Боль пришла не сразу, но даже тогда Перси не подал виду. «Профессор не заметит,» - думал он. Главное сейчас не выдать себя, а спокойно вытереть руку и стол марлей и спокойно выйти из кабинета.
Когда большие часы ударили в первый раз он бросил в сумку мокрую марлю. Когда они ударили в четвертый раз туда же полетел учебник. В седьмой – рабочее место было убрано полностью. В девятый – подписанная бутылочка опустилась на стол преподавателя. В двенадцатый – Перси, закутавшись с руками в мантию, покинул кабинет зельеварения.
Если бы Перси мог плеваться, он бы плевался. Все прошло не так как надо, не так как обычно. Рука горела, а на столе в кабинете так и остались темные пятна. От злости все стало мыльным и бесцветным. Так, топая в этом белом пузыре, он наткнулся на своего соседа по комнате. Тот в простоте своей душевной ткнул товарища в бок, сорвал с него сумку и с криком «Давай за мной, ШляпаHat (сокр.)!» умчался, размахивая ею. Белена перед глазами стала отступать. Пространство разрезал голос, зовущий его откуда-то сзади, из толпы первокурсников. Он отчетливо это ощутил. Перси помедлил несколько секунд, едва не обернулся, но, мысленно расставив приоритеты, бросился бежать. Это было как раз то, что нужно после долгого сидения на стуле.
Не трудно догадаться куда умчались эти двое. Настало время обеда.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Как только часы дали первый удар, ученики тут же засуетились. Не важно уже было - закончено зелье или нет. Оно должно было стоять на столе. Стараясь не обращать внимания на возникший шум, Лавина осторожно перелила получившуюся жидкость в склянку. Ни одна капля не должна пропасть даром.
Последний удар часов и все ученики поспешили покинуть кабинет. Слизеринка осмотрелась в поисках хаффлпаффца, но в кабинете он уже не находился.
"Когда он успел выйти?" - думала Бейкер, спешно покидая кабинет. Главное догнать сейчас, в дальнейшем ей это вряд ли удастся.
Оказавшись в коридоре, девочка сразу заметила Хатклиффа рядом с другим хаффлпаффцем.
- Эй, Хатклифф! - выкрикнула Бейкер, стараясь выйти вперед образовавшейся толпы первокурсников. Но, видимо, у мальчишки были совсем другие планы на ближайшее время. Сорвавшись с места, он побежал в сторону Большого зала, где сейчас проходил обед.
"Ничего, там уж точно никуда не денется," - думала слизеринка, наконец-то выйдя из леса первокурсников. Быстрым шагом, она отправилась в Большой зал.
Не смотря на то, что уроки закончились, от силы, десять минут назад, в Большом зале уже собрались почти все студенты. Они с аппетитом уплетали произведения гастрономического искусства, приготовленные домашними эльфами.
Игнорируя любые признаки голода, которые призывали сначала поесть, а потом заниматься делами, Лавина направилась к столу Хаффлпаффа.
"Сейчас или никогда," - упорно повторяла в своих мыслях Лавина, проходя вдоль стола и высматривая нужного ей ученика. Наконец, найдя его, Лавина села на удачно имевшееся место напротив под едкое замечание одного из учеников:
- Что, Бейкер, забыла где стол слизеринцев находится?
- Не переживай, без порции точно не останешься, - огрызнулась в ответ девочка, переводя свой взгляд на соседа напротив:
- Хатклифф, мне очень нужна твоя помощь, - прикусив нижнюю губу, Бейкер остановила уже начинавшийся словарный поток, понимая, что в данный момент ни время, ни место совсем не подходящие.
"Не сейчас, слишком много лишних ушей.
- Скажи где и когда тебе будет удобно поговорить.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Догнать белобрысого парнишку было легче, чем отобрать у него свою сумку. Вот только в результате они спровоцировали толкучку на входе в Большой Зал. Что сказать – первый курс!
Эльфы в Хогвартсе редко готовили чисто волшебную еду, поэтому всякими глазными похлебками даже и не пахло, но иногда и среди обычной еды попадалась какая-то гадость. Так казалось Персивалю. После небольшой пробежки настроение не улучшилось. Хотя какая печаль? – это зелье ведь уже в прошлом. Но рука болела, и Перси не знал к кому обратиться. Медпункт он еще не посещал, Фостер, кажется, что-то говорила по этому поводу, но с тех пор столько воды утекло. Легко забыть место, в котором никогда не был. Бабушка Перси была отличным зельеваром, она умела сочетать препараты так, что даже от серьезных повреждений не оставалось шрамов. Сначала некая вонючая мазь, потом компресс из желтоватого раствора – вот, что она бы сейчас сделала. Этих веществ Перси еще не знал. Но в самом деле, не идти же сейчас к профессору Снейпу: «Я пролил на себя зелье на уроке, но ничего не сказал», - так что ли?
Мальчик елозил ложкой в тарелке, то и дело прикладывая к запястью прохладу металлического кубка, когда напротив по другую сторону стола возникла девочка со Слизерина. Вот и настал тот долгожданный момент, когда уже не ему, а кому-то еще требовалась помощь. Перси был, конечно, рад этому, но все-таки сбит столку: почему именно его?
- Скажи, где и когда тебе будет удобно поговорить.
Перси не сразу нашелся и, не уловив намека, - действительно, в данный момент говорить ему на самом деле ничего не мешает - ответил:
- Сейчас... – По виду мисс Бейкер он почти сразу понял свою оплошность, поэтому, вставая из-за стола, произнес уже в другом значении: - Сейчас.
Он взял со стола кубок (еще пригодится), достал из-под лавки сумку и замер в ожидании слизеринки. За этот год волшебная палочка не единожды обжигала ладони, так что к болезненным ожогам Перси привык, вот только кожа на руке потемнела и вспузырилась… Но сначала надо было выяснить, что нужно Лавине, а потом уже решать свои проблемы.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Сидя за столом другого факультета, Бейкер ощущала себя не в своей тарелке. За эти полгода Лавина набралась опыта в общении с учениками из других факультетов, но за одним столом ей довелось лишь однажды - в начале года. К счастью слизеринки, продлилось это недолго. Несколько растерянно, но относительно быстро, Хатклифф встал из-за стола. Поняв, что ее готовы слушать, Лавина приободрилась. Вечная улыбка стала шире. Быстро последовав примеру хаффлпаффца, Бейкер ухватила мальчишку за руку и повела его в сторону выхода из Большого зала, по дороге все-таки прихватив яблоко со стола Хаффлпаффа.
"Судя по всему, обед придется пропустить. В любом случае, с хаффлпаффцев не убудет."
Оказавшись в вестибюле, Лавина отпустила руку Хатклиффа и, не особо задумываясь над чистотой собственной мантии, села на нижние ступеньки лестницы. Обед только начался, поэтому Бейкер не особо заботилась о том, что кто-то может выйти из Большого зала, но все-равно планировала закончить разговор как можно быстрее.
- Помоги мне сварить Сыворотку правды, - сразу, без какой-либо подготовки, начала Лавина. Она помолчала немного, смотря на реакцию Персиваля. Бейкер глубоко в душе ощущала стыд, ведь она втягивала в свои проблемы постороннего. Но сейчас, как и всегда, слизеринка засунула все угрызения совести подальше и продолжила:
- Я бы могла попросить кого-нибудь другого, но никто из нашего курса не разбирается в зельеварении так же хорошо. А старшие... - Лавина запнулась, пытаясь понять причину, по которой она не попросила кого-нибудь из старшекурсников, - старшекурсники, с которыми у меня более-менее хорошие отношения слишком правильные, чтобы варить зелья без осведомленности профессоров.
Жалкие оправдания, поэтому слизеринка не так уж и часто просила однокурсников об услугах. Но это один из тех редких случаев, в которых без помощи не обойтись. Посмотрев на хаффлпаффца, Лавина спросила:
- Ты ведь мне поможешь?

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Снова Перси куда-то тащат. Вместе с Лавиной он вышел из зала, еле за ней поспевая и отбрыкиваясь от болтающейся у ног сумки с прицепленным к ней котелком. Такая спешка точно неспроста, и что-то должно случиться.
- Помоги мне сварить Сыворотку правды.
А вот и оно. Виду Перси не подал, хотя сказать, что удивился – это ничего не сказать, просто стоял и несколько секунд сверху вниз смотрел на девочку. Он мало что знал про сыворотку правды, помимо того, что варенье это сложное. Взрослые вроде как сварить могут, но говорить про нее как-то не говорят, словно это табу какое-то. Да и случаи применения встречались чрезвычайно редко и обычно не разглашались; так, бывало, только в газете что-то напечатают мельком, — вот и все подробности. Перси хорошо считывал это настроение общества и про сыворотку не спрашивал. Он огляделся по сторонам холла, словно чего-то или кого-то опасаясь. Осведомленности в теме было мало, достаточно было только понимания того, что это зелье на младших курсах не изучают.
Вдруг, в мальчишке проснулось любопытство, то самое, наивное, древнее, которое всегда пленило экспериментаторов. Теперь, осознав скудность своих знаний, ему хотелось узнать больше, и заодно проверить не переоценивает ли Бейкер их обоих. Он отпил компот из кубка. Намеренность подкосила только фраза про старшекурсников, теперь Перси нужно было дважды над всем подумать. Старшекурсники, значит, слишком правильные, а они нет. Если те не соглашаются, значит варить зелье без учителя в самом деле рискованно. С другой стороны, хаффлпаффец не вспомнил никакого такого правила, запрещающего зельеварение вне занятий. Не то, чтобы он в самом деле старался это сделать.
И все-таки совесть терзалась сомнениями. Нужно сперва спросить разрешения у профессора Снейпа или профессора Спраут. А что, если это опасно? А что, если неправильно? А что если… Тут он вспомнил про то, что делали многие взрослые прежде, чем откликнуться на какую-нибудь сомнительную просьбу. «Я сделаю это, если ты…» - эту фразу он часто слышал в их разговоре. Ставили условия – вот, что они делали. Перси казалось, что иногда это позволяло им заглушить попискивания совести.
- Если покажешь, где больничное крыло.
Мальчик просто проецировал на себя поведение окружающих, тогда как весь его вид отчетливо говорил о том, что он уже на все согласился: и этот взгляд, и эта улыбка.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Лавина не особо надеялась на согласие, все-таки они с Хатклиффом были не настолько уж и близки. Пересекались на уроках, иногда сталкивались в коридорах, но чтобы неплохо общаться друг с другом - подобного Бейкер припомнить не могла, даже если пара таких моментов имели место быть. Все же, слизеринка имела несколько ветреный характер. Ей проще было запомнить впечатление о людях, чем разговоры, которые формированию этого впечатления способствовали.
"Брось, Лавина, он не согласится. У тебя останется два варианта: либо идешь уговаривать кого-то другого, либо варишь зелье сама," - рассуждала Бейкер, вытирая яблоко о мантию, намереваясь его съесть. Размышления прервал голос хаффлпаффца:
- Если покажешь, где больничное крыло.
В этот момент шестеренки слизеринки переклинило. Заторможено, она подняла взгляд на Хатклиффа, прокручивая в голове сказанное. Одна мысль никак не покидала ветреную голову:
"Больничное крыло? Зачем?"
Неосознанно, взгляд с лица опустился ниже, изучая каждую мелочь, пока не остановился на руке, которую мальчишка старался спрятать. Встав со ступенек и подойдя к хаффлпаффцу, Бейкер взяла его руку и закатила мантию по самый локоть, оголяя поврежденные участки кожи. Глубоко в душе сразу прошел водоворот эмоций, состоящих из удивления, страха и злости, мимолетно отражая их на лице девочки. Подняв голову, сразу подмечая разницу в росте, Лавина посмотрела Хатклиффу в глаза:
- Перси, черт тебя возьми! Ты о чем думал? Неужели непонятно, что в таких случаях нужно сразу идти в Больничное крыло, а не дожидаться, пока травма станет выглядеть еще хуже? - от злости щеки налились румянцем, а глаза не переставали блуждать по лицу однокурсника, пытаясь найти хоть каплю раскаяния. В мимолетном порыве, слизеринка даже не заметила, что впервые назвала Хатклиффа по имени. Но какая сейчас разница?
"Нужно спешить, пока еще хуже не стало. Хотя, куда уж хуже?"
Не отпуская больной руки хаффлпаффца, Бейкер развернулась и направилась в сторону Больничного крыла, периодически бормоча проклятья в адрес однокурсника.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Мальчик пытался высвободить руку сначала из настырных ладошек сокурсницы, потом из уверенных ладоней целительницы. В последний раз он смотрел на нее в большом зале, поэтому не знал и знать не хотел как его рука теперь выглядит, но боль от прикосновений все-таки чувствовал. Боль стагнировала, не усиливалась и не ослаблялась.
— Это и термический ожог, и магический. Гремучая смесь, - бормотала Поппи Помфри. - Молодец, что привела его.
Последняя фраза была адресована слизеринке. Перси хотел было дотронуться до руки, но мадам Помфри тут же откинула его ладонь, поэтому пока целительница осматривала и промывала кисть и предплечье, мальчик, периодически обращаясь к кубку, осматривал большое белокаменное помещение. Просторное, кажется больше, чем на самом деле, и при этом будто бы совсем без пыли, но в лучах из огромных окон нет-нет да блеснет какая-нибудь заблудившаяся пушинка. Перси подумал о том, как при таких окнах, наверное, не повезло тем, кто спит на западной стороне зала. На одной из коек лежала старшекурсница, она читала книгу и, кажется, происходящее вокруг ее совсем не интересовало. Первый этаж, направо в узкий коридор, налево и снова направо мимо статуи горгульи и вверх по короткой лестнице - теперь он точно запомнит.
Он продолжал сидеть и маскировать боль легкой улыбкой – такая у него была обычная реакция, - но мадам, внимательная и опытная целительница, поняла все сразу и без слов. На пару минут она ушла к шкафам и вернулась со стаканом в руке, которым она тут же заменила перехваченный практически у самых губ кубок.
- Что это? – спросил мальчишка после первого глотка.
- Обезболивающее, - коротко ответила старушка. Она достала из ящика тканевые бинты и стала раскладывать их на столе. – Контакт был не долгим, поэтому процесс идет медленно. Через две недели проказа насквозь поразит твою кожу, пройдет через мышечную массу, проникнет внутрь кости и высушит костное вещество со всеми сосудами. А потом ты полностью лишишься руки.
Перси переглянулся с Лавиной. На мгновение он испугался, но разум взял верх. Побывав с папой на прииске, он насмотрелся на травмированных шахтеров, которых валили на кушетки и не такие болячки, и большинство из них ставили на ноги прямо там за считанные дни.
- Мэм, зачем вы так шутите? – обиделся Перси, не ожидавший такого подкола от старого фельдшера. Она ведь точно не должна оставлять его дожидаться своей плачевной участи.
- Чтобы в следующий раз ты был умнее и сразу пришел ко мне, - фыркнула она в ответ. Молодые люди всегда так наплевательски относятся к своему здоровью, впрочем, за долгие годы своей службы Поппи ко всему привыкла и ничему уже не удивлялась. Она закончила приготовление повязок, аккуратно заплетя в них тонкие белые нити, поэтому снова на несколько минут оставила детей, чтобы подготовить мазь.
Хаффлпаффец проследил за удаляющимся белым чепчиком и посмотрел на слизеринку. Он ходил взглядом по торчащим в разные стороны волосам и все думал… Не все в людях ему было понятно. Особенно в сверстницах. У окружавших его взрослых будто всегда имелся какой-то шаблон поведения, которого они придерживались, но у детей такого шаблона не было. Вот, почему она вдруг разозлилась? Кажется, она даже моментально забыла о своей просьбе. Злость была вызвана раздражением, что он не согласился сразу? Или, потому что она испугалась? Перси опасливо взглянул на уложенную на столе в белые ткани руку. Ну фиолетовая, ну расползлось поражение от костяшек до сгиба под локтем, - вроде пока ничего страшного, и не от такого лечились. Может, от его собственной глупости? «Неужели непонятно» - кажется, так она сказала? Но какое ей до него дело? Они ведь за все время в школе почти не общались…
- Мисс Бейкер, - позвал он. – Там, на лестнице, ты рассердилась из-за того, что я сказал? Или из-за того, что НЕ сказал?
Стоило узнать ее получше, раз скоро им предстояла совместная авантюра.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Стоило только зайти в Больничное крыло, как в нос тут же ударил знакомый еще с детства запах лекарств. Кто-то считал его неприятным и резким, но для Лавины он являлся одним из любимых. Детский и родной, которым в начале года были пропитаны почти все вещи слизеринки. На несколько минут Лавина даже забыла о причине своего нахождения здесь, все отошло на второй план: и неугомонный слизеринец на уроке зельеварения, и Сыворотка правды, и Хатклифф с его больной рукой. Мысли Бейкер устремились в прошлое, до поступления в Хогвартс.
"Еще немного и снова вернусь домой. Как же я соскучилась по родителям."
Прикрыв глаза и вдохнув полной грудью, напоследок запоминая неповторимый запах, Лавина вернулась к реальности.
Отдав Хатклиффа в надежные руки мадам Помфри, Лавина почувствовала, как на душе стало легче. Теперь не о чем было волноваться, в любом случае, слизеринке хотелось в это верить. Целительница похвалила ее, на что Бейкер оставалось только прищелкнуть языком от недовольства:
"Могла бы и раньше, если бы сразу заметила."
Легкомысленность хаффлпаффца поражала, со стороны он казался более ответственным. Хотя, не ей его судить. У Бейкер, в целом, даже причин особых не было волноваться о его состоянии: как физическом, так и душевным. Тем не менее, для Лавины в тот момент это было важно, минутное проявление слабости. Шутка от мадам Помфри напугала лишь на секунду, но вместо страха тут же пришло облегчение.
Целительница несколько раз покидала детей, оставляя наедине в полном молчании, но даже ее присутствие не особо мешало Бейкер думать. За несколько минут Лавина осмыслила все происходящее и упорядочила весь хаос, что творился в голове. Из раздумий вывел вопрос хаффлпаффца, о котором слизеринка уже успела забыть. Прошло несколько секунд, прежде чем до Лавины дошел смысл вопроса.
- Рассердилась? - она прокрутила события на лестнице и ответила, немного рассеянно. - А, да, точно. Обычно в таких случаях сразу идут сюда, а не отправляются обедать.
Лавина задумалась. Сказанное казалось первокурснице неполным. Потратив минуту на обдумывание ответа, слизеринка вспомнила начало обучения у отца. Первым делом он заставил девочку выучить все получаемые от зелий ожоги. В то время Бейкер не особо понимала, зачем ей это нужно. Сейчас же она не понимала, почему вспоминает об этом.
- Мне интересно, Хатклифф. Ты действительно не понимал, что нужно идти в Больничное крыло? Почему ты проигнорировал ожог? - спрашивая об этом, она смотрела хаффлпаффцу в лицо, желая запомнить его эмоции во время ответа.
Лавина ничего не понимала: не понимала, почему он умолчал; не понимала, почему он не относился к этому серьезно; не понимала, почему он так спокоен. Сам Хатклифф ей был непонятен. В какой-то степени, это даже пугало, но отступать поздно. Оставалось только стараться понять.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Ответ ничего не объяснил, просто констатации факта было недостаточно, чтобы все встало на свои места. Левая рука невольно потянулась к щеке. Вот дурная привычка. Кожа собралась гармошкой, появилось жжение, но никто не любит смотреть на чужие страдания, уж это Перси знал наверняка… Ошибался на самом деле, но рушить его благородный мир нам пока не стоит. Сегодня Перси снова повел себя не так как ожидалось, вот вывод до которого он смог дойти. Пока девочка говорила, он задумчиво провел ладонью по щеке, надавив пальцем на козелок, по линии челюсти спустился к подбородку и только после этого опустил больную руку. Это помогло ему отвлечься от неприятных ощущений и сосредоточиться на словах собеседницы, а заодно подытожить косую своих размышлений.
- Я не знал куда это «сюда». Нет. Вернее, не знал, где это «здесь» находится. Я же поэтому попросил показать.Черт побери, она действительно забыла, - не о сыворотке забыла, а вообще обо всем. Немного помолчал, отхлебнул из стакана, и снова заговорил: - Но теперь я здесь, значит, все хорошо.
Все это время он смотрел в сторону, повернув туда же голову, чтоб прикрыться от этих пытливых глаз или хотя бы не видеть, как вглядывается девчонка Бейкер в его лицо. И вдыхал больничный аромат. Перси тоже его чувствовал, но приятным или ностальгичным он ему не казался, однако, сложив два и два, мальчик сделал вывод. Поглядев в наполовину опустевший стакан, он добавил без обиняков:
- Этот запах действует на тебя од-од-о-одурманивающе.
Старшекурсница хмыкнула, отбросив книгу, и раскинула руки в стороны за края кровати. Видно, она тут давно, и кого-кого, а ее этот запах уже с ума сводил. Он сделал еще несколько глотков. Пришлось запрокинуть голову, а то противная жидкость не хотела вливаться в горло. «Гадость аконитовая» - прошептал он, непроизвольно скорчившись. Мысли снова отвернули его назад, на этот раз к воспоминанию о проходе пробежке по коридору по пути в больничное крыло. В памяти всплыли слова, которыми Лавина так нелестно его осыпала.
- А что значит… - хотел было он спросить об одном из тех выражений, но его прервали. Мадам Помфри поставила на стол миску с густой оранжевой бурдой. Перси побледнел от осознания, что это сейчас будет густым слоем размазано по его поврежденной коже. Выглядела субстанция совсем недружелюбной, разве что запах был приятный.
- Уже все выпил? – искренне удивилась мадам, принимая от мальчика стакан обратно. Слишком быстро. И как его только вкус не вспугнул? Это могло повлечь некоторые побочные эффекты… «Справится» - подумала она, покачав головой.
Первый слой мази был совсем тонким, только чтоб посмотреть на эффект. Впитавшись, она не заставила долго ждать и тут же продемонстрировала зрителям чудеса колдомедицины. Края дыр от лопнувших пузырей медленно поползли друг другу пока рельеф эпидермиса полностью не восстановился. Услада для глаз. Разве что все еще оставался бугристым и болезненного цвета, но следующие порции это поправят. Перси провел пальцами вдоль венозной синевы по зажившей коже, а через несколько минут всей ладонью гладил свеженаложенный тканевый бинт с рябиновым запахом противоожоговой мази. Перси чувствовал, что она уже впиталась, значит бинт нужен только для защиты. И скорее всего от самого Перси, потому что частые покалывания уже вызвали желание хорошенько почесать больное место.
Далее идут не особо интересные наставления целительницы: не царапать, не лизать, не мочить, не разматывать и прочее-прочее-прочее. Эти несколько минут мы пропустим.
- Будешь приходить в больничное крыло в течение трех дней. – Эта фраза прорвалась в загипнотизированное стройным потоком слов сознание мальчика, будто пусковой сигнал сработал в заржавевшем механизме.
- Спасибо, мэм.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

"Ты же повторяешь то же самое, до чего я и сама могла додуматься," - временно переборов отстранение от мира, мысленно заключила Лавина. Лицо Хатклиффа тоже быстро наскучило. Он его так старательно отворачивал, что Бейкер кроме торчащих ушей больше ничего рассмотреть не могла. Это даже раздражало, если бы не дурманящий запах медикаментов, служивших для слизеринки чем-то вроде успокоительного. Что, к слову, тоже начинало порядком раздражать. В любой другой день первокурсница могла бы наслаждаться этим запахом часами, но сейчас он очень отвлекал от важной темы, которую стоило бы обсудить. И если от "пытливых" глаз слизеринки многое могло ускользнуть, то от логической цепочки хаффлпаффца скрыться ничему не удавалось. После его умозаключений, Лавина испытывала легкую потребность заглянуть в библиотеку и найти толковый словарь. Ей и прежде доводилось встречать слово "дурман", но до этого оно ее не особо интересовало. Теперь же, когда "дурман" относился и к ней, слизерика была полностью уверена, что знание этого слова ей просто необходимо.
Поняв, что мысли ее снова свернули куда-то не туда, Бейкер прорычала себе под нос что-то нечленораздельное. Возвращаясь к реальности, Лавина осмотрелась по сторонам, слушая последние указания мадам Помфри. Придя к выводу, что из медицинского кабинета Хаклифф и сам выйти будет в состоянии, девочка вышла в коридор. Впереди был очень длинный разговор и стоило привести свои мысли в порядок, что невозможно в окружении запаха лекарств.
Первым делом, оказавшись в коридоре, Лавина ударила себя по щекам, нарушая мертвую тишину и возвращая себя к реальности. Для полного счастья не хватало только холодной воды, вылитой прямо на голову. Но и без нее мысли стали приходить в порядок, а вместе с кими начала выстраиваться последовательность действий.
"Для начала нужен рецепт," - мысленно начала свои размышления Бейкер, прислонившись в стене возле двери. На них, в целом, и закончила.
Одним из основных условий в зельеварении являлся рецепт и, не имея его, можно было даже не начинать. Все-таки первому курсу было далеко до профессионалов-экспериментаторов.
- Как же раздражает, - незаметно для себя, слизеринка начала произносить вслух некоторые фразы, вырванные из размышлений. - Ненавижу… - конец фразы утонул в размышлениях, прерванных скрипом открывающейся двери.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Коридор первого этажа, примыкающий ко входу в больничное крыло, сильно контрастировал с той светлой обителью всех страждущих хотя бы прохладой, в это время года отпугивающей учеников и заставляющей как можно быстрее разбежаться по кабинетам. Однако вышедший из тяжелых дверей мальчик с удовольствием вступил в эту ледяную серость каменных стен. Тут же он почувствовал в себе, в своем организме, какую-то неиспытанную ранее легкость и ветреность. На что, впрочем, не стал обращать внимания. Главное, что рука почти не болит и в воздухе почти не пахнет.
Он не слышал, как и когда вышла его спутница. «Не обидел ли?» - подумал он. Перси давно понимал, что надо бы научиться получше подбирать слова и наконец говорить по-человечески без запинок, но, отмотав головную кассету на несколько минут назад, он решил, что сейчас это не при чем. Хотя выйди он на пять секунд раньше прямо под последнюю фразу… Скорее всего она уже пошла на занятия. Стоит отметить, как благотворно на него повлияла учеба в школе. Если раньше он мог спокойно забыть или махнуть рукой на домашние задания, то теперь он гораздо больше думал об уроках, отодвигая на задний план все свое лоботряство, даже постарался отметить ментальные маркеры времени, чтобы быстро решать, когда что делать и куда идти.
Поправляя на себе мантию, хаффлпаффец повернул голову сначала налево, потом направо в поисках слизеринки. Мир поплыл перед глазами, и Перси покачнулся вместе с ним, но наваждение спало стоило только зажмуриться. Она стояла прямо тут, возле двери. Перси достал из кармана сложенный в четверо замызганный листок бумаги, на котором заковыристым или скорее закорявистым почерком было переписано недельное расписание (старое он посеял где-то во дворе еще в первый месяц учебы).
- У меня сейчас история магии, - сообщил он, найдя на нем нужный день.
Сыворотку правды сознание без согласия мальчика быстро определило в тот самый раздел «лоботряство». Даже его самого подобные случаи ставили в ступор.
Он не знал точного времени, но что-то подсказывало ему, что перерыв на обед уже закончился. Как знал, что на день рождения стоило просить карманные часы, а не карманную виверну. Как бы там ни было на самом деле, а он движимый долгом, но не желанием, уже порывался поскорее добраться до кабинета на четвертом этаже, сесть за парту, достать тетрадь и сделать вид, что все записывает. Только Лавину он не мог оставить, все же вместе сюда пришли, и вроде как до этого о чем-то говорили. Не особо понимая, что делать сейчас, он поддался желанию заглянуть под повязку и, оттянув ее край, заглянул внутрь.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Полностью проанализировав ситуацию, Лавина пришла к выводу, что сложившаяся ситуация ее даже немного смешила. Вышедший в коридор однокурсник чем-то был похож на младшего брата, которого у Бейкер никогда даже не было. Тот факт, что Хатклифф старше нее почти на полгода, слизеринку совсем не волновал.
- Ну что? Интересная картинка? - подала голос Бейкер, увидев, что однокурсник заглядывает под повязку. Отойдя от стены, Лавина шутливо ударила Перси по руке.
- Разве тебе не сказали, что разматывать нельзя? И да, я знаю, что ты только оттянул край, но так тоже делать не стоит, - почесав затылок, слизеринка продолжила уже в шутливом тоне. - Мне за тобой присматривать нужно? Если увижу, что ты что-то делаешь с повязкой до того, как ее снимут, то я от тебя уже не отстану.
Взяв руку Хатклиффа, Бейкер натянула край повязки обратно и в шутку погрозила пальцем, не сдерживая получаемого от ситуации веселья. Стоило быть более серьезной, но Лавина в этом смысла не видела. В данной ситуации она сделала все, что могла и больше от нее ничего не зависело.
- У меня заклинания, - припомнив свое расписание, сказала слизеринка. Тут же она посмотрела на наручные часы и спешно добавила. - И, похоже, мы опаздываем.
Не дожидаясь хаффлпаффца, Бейкер направилась в сторону лестниц, но через несколько шагов вновь повернулась лицом к однокурснику.
- Давай после уроков встретимся в библиотеке. Все-равно придется туда идти.
Произнеся это, Лавина вновь развернулась и побежала на третий этаж к кабинету заклинаний. В ближайшее время оставаться в компании Хатклиффа слизеринка не собиралась, куда важнее сейчас посетить урок.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Как же быстро она меняется. В темноте под повязкой рассмотреть почти ничего не удалось, да это было уже и не надо, внимание снова переключилось на девочку. Ее внезапно поднявшееся настроение привело парнишку в замешательство. За последние несколько минут уже была Лавина сердитая, Лавина бесстрастная, Лавина веселая и Лавина серьезная. Хотя о последнем Перси еще сомневался, - как понять, что человек серьезный, если он постоянно улыбается? Эти контрастные личности, они сменялись как-то быстро и как-то неожиданно, Перси диву давался. Он стоял, уперев руки в бока, таким образом немного отгородившись от «такого нахального» нарушения личного пространства, и растерянно-удивленно хлопал глазами. Искренне он не понимал почему всем вокруг очень хочется до него докопаться. Или позаботиться. Бывало, разницы он не видел. По большей части был не против, хотя иногда это вызывало различные негативные эмоции.
- Разве я нанимал тебя сиделкой?
А впрочем, от постоянно улыбающегося человека он тоже заразился позитивом. Его щека бесконтрольно дрогнула, зависнув в доброй ухмылке. Получив возможность управлять своей рукой обратно, он сложил бумажку в карман.

***

Перси сидел на стуле рядом со столом в библиотеке. Сегодня он ровным счетом ничего не понимал. Ватные мысли. Он раз за разом вспоминал, как зашел в аудиторию, как откинулся на стуле, как профессор Форд в своей привычной манере поприветствовала класс, как озвучила тему урока и… как он очнулся. Он даже не смог припомнить, о чем на уроке говорили. Вероятно, он уснул, и даже не заметил. И никто не заметил! Горячий воздух. Все дело было в обезболивающем, которого было выпито слишком много, чем требовалось. А ведь он сразу распознал вкус аконита, но не вспомнил о его пагубных свойствах.
Библиотека была местом удивительным. В ней всегда можно было уединиться, будто нет вокруг всех остальных посетителей на расстоянии всего в несколько шагов, какой-нибудь уголок всегда найдется. Всегда на виду, на свету, но будто бы невидимый. Отсюда можно наблюдать как читатели постепенно стареют и иссушаются, уподобляясь своим книгам. Удивительно, как мадам Пинс все еще держится… Ах да. В отличие от них Перси по вкусу больше был свежий воздух и живые звери, нежели обложки из их кожи, и в библиотеке откровенно скучал. Он черкал затупленным карандашиком на вывалившемся из учебника листе корявый рисунок. Это был заяц. В его доме висела большая картина с зайцами, его любимая. Было приятно снова их рассмотреть на каникулах. Больше по дому он не тосковал, но зайцы превратились в навязчивую идею. Личная книга первокурсника «Тысяча магических растений и грибов» Филлиды Споры пострадала из-за нее больше прочих. Несколько страниц вдоль и поперек были изрисованы этими ушастыми существами. На одной из них она была сейчас открыта. Бедная мадам библиотекарь, ее бы хватил удар, увидь она какого масштаба вандализму подверглось совсем новое издание учебной классики. Благо, до Перси она еще не добралась, а он догадался прикрыться со своим творчеством за этой самой «Тысячей магических растений и грибов».
Он ждал мисс Бейкер, а заодно обдумывал ее идею. Почему-то ему совсем не хотелось знать, с чего вдруг она взбрела ей в голову. Он больше думал о последствиях, которые их поджидают. Хорошо было бы, если бы это одобрили учителя, но Лавина, похоже, не собирается ставить их в известность. А если у них будут неприятности? Наверное, это не важно - наказаний он не боялся, главное, чтоб родителям не написали. Карандаш раскрошился. Рецепт найти не трудно, но у них ничего не получится, если они не найдут места, где смогут спокойно зельеварить. Смахивая с рисунка осколки стержня, он снова подвел к выводу о том, что задача перед ними встала нелегкая.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Пока новоиспеченный друг отсыпался перед назначенной встречей, Лавина размахивала палочкой, пытаясь правильно исполнить заклинание. И от этого рука уже начинала затекать. Благо, урок уже близился к концу и оставалось потерпеть всего чуть-чуть.
- Глациус! - произнесла Лавина, с удовольствием наблюдая за коркой льда, покрывающей чай в чашке. Инсендио же сработало не так безупречно, так что пришлось повторить заклинание несколько раз перед тем, как оно удалось.
Часы начали бить, оповещая об окончании урока и Бейкер поспешила покинуть класс и направиться в библиотеку. Уже на месте, ходя между книжными полками, слизеринка задумалась над тем, что ей было в данный момент необходимо.
"Так, что я там хотела? Толковый словарь…"
Проходя мимо очередного шкафа, Лавина заметила сутулую фигуру, сидевшую за столом. От собственной глупости появилось непреодолимое желание ударить себя по лицу, которое тут же было исполнено.
"Точно! Хатклифф, а не словарь! Как они у меня вообще друг с другом ассоциируются?"
Преодолевая испытываемый из-за собственной глупости стыд, слизеринка подошла к недавно замеченному столу. Подойдя, она села напротив Хатклиффа.
- Прости, не очень долго ждешь? - впервые за все недолгое время, проведенное с хаффлпаффцем, Лавина решила вспомнить о правилах приличия. Тут взгляд Бейкер упал на книгу, над которой склонился Хатклифф.
- Что читаешь? - встав со стула и положив локти на стол, слизеринка вытянулась, пытаясь посмотреть на открытые страницы и в очередной раз нарушая личное пространство однокурсника. Увы, чтобы прочитать хотя бы одну строчку, нужно было обойти стол или повернуть книгу в свою сторону. Однако, взгляд слизеринки натолкнулся на кое-что более интересное. Прищурив глаза и повернув голову в бок, на сколько это было возможно, Лавина построила предположение, что могло быть изображено на картинке:
- Это… шарик, который застрял на дереве?

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

А вот и та самая девочка, что сошла на него сегодня внезапно как… ну да, как лавина. Малец просто махнул рукой, мол, не долго ждет. Он смел с листка последние крошки, не особо заботясь о чистоте своей повязки после этого. Где-то вдалеке книжного храма снова заскрипел по полу каблук. Перси надеялся как можно скорее во всем разобраться и покинуть это место. Прежде, чем Лавина поняла, что не смогла бы прочесть и строчки за этими каракулями, Перси закрыл книгу, а тем временем ее внимание уже переключилось на рисунок.
- Аэээ-кхм, - смутился мальчик, всматриваясь в орущего зайца-пианиста и пытаясь угадать в нем хотя бы дерево. Впрочем, то, что зайца не видел другой человек, Перси никак не задевало. По крайней мере ему самому он казался шедевром среди других своих творений. – Пусть будет так.
Какой шедевр остается без подписи автора? Он начертил свое сокращенное имя полупечатными буквами с утрированно длинными хвостиками. Перед этим он откусил кончик карандаша, - ему нравилось, как получаются тонкие контуры ярко-черного цвета у линий серых букв.
Но пора возвращаться к их с Бейкер миссии. Перси уже осознал, как мало он знает о том, с чем собрался иметь дело, и это незнание отягощало. Поэтому он надеялся на то, что хотя бы слизеринка осведомлена побольше него и знает, что делать. И все же спрашивать не хотел и не стал, опасаясь получить ответ обратного значения. Не без оснований. Он уже порывался куда-то бежать, узнавать и делать, и потому, подметив ее нерасторопность, получил право сомневаться в своих надеждах. Перси, чей взгляд обычно можно охарактеризовать либо как «всегда спокойный», либо как «что?-где?-когда?-взгляд», как смог максимально сделал его выжидающим и послал прямым рейсом Лавине в переносицу, намекая, что пора бы уже приступать к делу.
- Эта сыворотка нам точно пригодится для книги, - ладонь опустилась на обложку «Тысячи магических растений и грибов». Мозг работал быстрее языка, мыслями забегая вперед и принудительно возвращаясь назад. – То есть я хотел сказать наоборот. Для сыворотки.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Смущение на лице хаффлпаффца уже говорило о том, что предположение Лавины оказалось ошибочным, а его слова это только подтвердили. Ну что же, художественные навыки Бейкер недалеко ушли от шедевра однокурсника, так что судить его за полное отсутствие таланта слизеринка не стремилась.
Оторвавшись от стола, на котором она чуть ли не лежала, Лавина снова села на стул. Хатклифф старательно выводил буквы рядом со своим творением. Не хватало только высунуть кончик языка, чтобы в этой самой старательности никаких сомнений не возникло. Слизеринка даже немного залюбовалась этой картиной ровно до тех пор, пока сокурсник не вспомнил о ее присутствии и не перевел взгляд на нее. Чтобы ее не посчитали странной, Лавина отвела взгляд в сторону, хотя это смотрелось куда подозрительнее. Знать о том, что слизеринку и так уже считают странной, девочке совсем не обязательно.
Но привычка смотреть на собеседника все-таки взяла верх и, повернув лицо, Бейкер натолкнулась на глаза Хатклиффа. На щеках заалел румянец и Лавина вновь отвела взгляд. Так вот что чувствовали люди, на которых она смотрела. Это и в самом деле смущало.
- Хорошо, я осознала свою ошибку и больше такими глазами смотреть на тебя не буду, - не надеясь, что однокурсник поймет, пробубнила слизеринка себе под нос.
Оговорка хаффлпаффца помогла развеять окружившую Лавину неловкость и уже в более веселом тоне слизеринка произнесла:
- Здорово! Жаль, что у меня нет такой книги. Я была бы не против почитать ее во внеурочное время, - в этот момент слизеринка остановилась, поняв, что она снова отошла от изначальной темы разговора. - Прости, Перси. Как видишь, иногда меня заносит, - почесав затылок, Лавина неловко улыбнулась, тут же она поняла, что допустила еще одну оговорку. - Ой, прости, я не часто обращалась к студентам по фамилии, вот и допустила оговорку…
Следом повисло неловкое молчание со стороны Бейкер. К щекам вновь прилила кровь, а глаза бегали по всей библиотеке в поисках того, что могло бы помочь собраться с мыслями. Как только взгляд девочки остановился на собственных руках, она вспомнила действенный способ, который не раз выручал ее за этот год. По библиотеке разнесся звук удара по лицу. С силой удара слизеринка немного переборщила, так что щеки слегка болели, но зато мысли тут же упорядочились.
- Итак, первым делом нам нужен рецепт сыворотки. По этой причине мы здесь и встретились, - Лавина замолчала, ожидая ответа Хатклиффа. В глаза ему она больше не смотрела, как и обещала.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Отношения новых товарищей складывались не самым лучшим образом: Перси не всегда понимал Бейкер, Лавина не всегда понимала Хатклиффа. Последний особенно жалел, что не может залезть ей в голову. Мы же обозначим только неловкость между детьми и вернемся внутрь сцены, а вопрос глубокого анализа оставим психологам.
Реплика Бейкер заставила мальца зависнуть, со скрипом обрабатывая услышанное. Мысли его уже давно умчались в другом направлении, и переключаться на что-то другое они не желали.
— Это же имя, - удивился Перси, в дополнение пожимая плечами, и, не заостряя на этом больше внимания, он поднял книгу к лицу девочки, чтобы та могла ее рассмотреть. – Я думаю, ты ошибаешься. – все-таки это было в списке необходимых вещей первокурсников из письма.
Хафф поймал момент и стал собираться; сунул книгу под мышку, а карандаш за ухо. Похоже, Лавина всегда где-то летала, будто все для нее было между прочим и где-то посередине пути. Нечастая черта характера, но к этому можно привыкнуть. Перси отодвинул стул, вставая, намереваясь уже идти к книжным полкам, все можно обсудить по ходу дела. Как вдруг: «ШЛЕП-шлеп!». От неожиданности он подскочил, едва не роняя учебник. Стул позади него, как гордый представитель библиотечной мебели, от злости на внезапность и шум, что потревожили его сон, покачнулся и хотел было с грохотом упасть, выражая свое недовольство, но передумал и опять встал на все четыре ножки – если шума станет еще больше, этому никто не будет рад.  Перси же обеспокоенно рассматривал раскрасневшиеся щеки сокурсницы.
В ответ Лавине был лишь кивок, после которого Перси зашагал в пространство между стеллажами. На всякий случай он удостоверился, что девочка идет следом, - в прошлом году он уяснил, что это важно и что обычно одиночные предприятия хорошо не заканчиваются.
- Рецепт наверняка есть в книге Баджа или учебниках Бр… - Перси резко остановился и попытался вспомнить автора одной из настольных книг его бабушки. Несложная фамилия Бораго ему так и не вспомнилась. – Или в учебниках.
Несмотря на то, что продолжал идти уверенно, он очень быстро запутался в разделителях и обозначениях. В домашней библиотеке Хатклиффов всегда царил хаос, правда, во многом благодаря самому Перси, видящему в этом какую-то свою непостижимую другим людям систему. Поэтому он и не отправился на поиски информации в одиночку раньше в ожидании Лавины.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Присмотревшись к названию книги, Лавине пришлось признать, что она и в самом деле ошиблась. Ей могло бы стать стыдно, но до сих пор к данному учебнику она серьезно не относилась: прочитает необходимые страницы вскользь, не особо задумываясь над смыслом. Так что, ошиблась Бейкер только в том, что данной книги у нее не было. Выхватив книгу и пролистав несколько страниц, первокурсница вынесла свой вердикт, возвращая книгу ее хозяину:
- Какая же я stupide, - закончила Лавина на французском.
В какой-то момент общение с Линди стало настолько тесным, что слизеринка решила заняться углубленным изучением данного языка. Благодаря матери, Бейкер знала его на базовом уровне, так что ей ничего не стоило попросить Леуру помочь развить этот навык. Но сейчас нет времени погружаться в подробности столь незначительного для ситуации события.
- У меня под носом было такое сокровище, а я даже не замечала. Спасибо тебе, ты открыл мне глаза, - улыбка Лавины стала чуть шире.
А пока Бейкер размышляла над собственным упущением, Хатклифф уже успел собраться и молча направился вдоль книжных шкафов. Глупо похлопав глазами, слизеринка поспешила встать из-за стола и догнать однокурсника. Пожалуй, если бы она замешкалась чуть дольше, то, обернувшись, Перси никого бы за спиной не увидел. Увы, короткие ноги Бейкер не позволяли первокурснице поравняться с хаффлпаффцем. Почти за год она вытянулась всего лишь на два сантиметра, что совсем не казалось нормальным, если вспомнить темп роста бывших одноклассников-магглов. Погрузившись в размышления про собственный рост, Лавина не заметила остановки Хатклиффа, что послужило причиной довольно близкого знакомства слизеринки со спиной однокурсника. Потирая лоб, Бейкер посмотрела на хаффлпаффца, уже напрочь позабыв, что обещала таким взглядом на него больше не смотреть:
- Уважаемый, не могли бы Вы назвать причину остановки? - не давая однокурснику ответить на первый вопрос, Лавина тут же задала второй: - И куда мы вообще идем? Учебники разве в этой стороне находятся?
Лавина была не частым гостем в библиотеке: все необходимые книги у нее были с собой. Если необходимость в посещении библиотеки и появлялась, то довольно редко. Так что, ориентировалась здесь Бейкер неважно, но уверенность в том, что в этом направлении они учебники не найдут, слизеринку не покидала.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Восстанавливая равновесие после столкновения, Перси, как человек никогда не слышавший французского, и потому не уловивший разницу в родственных словах, мысленно подметил, что Лавина слишком строга к себе, и она скорее silly, нежели stupid. Как бы там ни было на самом деле, за нагоняй было обидно. А впрочем, сам виноват, не стоило так резко тормозить. Не стоило вообще тормозить, сошел бы тогда за знающего человека, а там, глядишь, и в процессе беспорядочного блуждания и нашли бы что подходящее. Видимо, сам он в достаточной степени slowcoach, раз эти мысли пришли к нему только сейчас.
Учебники. Только учебники. Возмущенный тем, что половину его слов проигнорировали, он начал было поправлять:
- Бадж не писал уч… - но внезапно запнулся. Прежде, чем продолжить он сперва подумал о том, что ведь мало что знает о Бадже. Точнее почти ничего не знает. Вообще-то он знает только то, что это зельевар по фамилии Бадж и что за его авторством есть книга в серо-зеленой обложке. И что бабушка Перси любовно называла его Баджунькой… Но он не мог знать наверняка про учебники. А также он не мог знать, есть ли эта книга в библиотеке Хогвартса. Что вообще есть в библиотеке Хогвартса? Черт, он даже не мог самому себе ответить на вопрос «что означает 4f на разделителе ближайшей полки?». Ведь все необходимые для учебы и досуга книги у него были свои собственные, ходить в библиотеку приходилось редко. Так себе проводник. Может, Лавина бывала в этом книжном храме чаще? – Ведите, мисс.
Одной короткой фразой (которую интуитивно подстроил под ироничный тон Бейкер) хафф сумел легко переложить всю инициативу на чужие плечи. В конце концов не он все начал и не ему давать старт этой процессии, пусть всем руководит истинный зачинщик эксперимента. Перси только надеялся, что в дальнейшем он все же сможет быть полезным.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Конечно, Лавине доводилось слышать о таком зельеваре, как Зигмунд Бадж. Бейкер не имела ни единой зацепки, которая могла бы объяснить причину, по которой отец заставил девочку на Рождественских каникулах выучить имена и фамилии самых известных зельеваров в истории, а также их биографии. И все ради одного жалкого подарка, который на самом деле не такой уж и жалкий. Но об этом позже, а пока вернемся к действующим лицам.
- Я знаю, что Зигмунд Бадж не писал учебники. С чего бы ему их писать, если он половину собственной жизни сердился на школу? - Лавина посмотрела на Хатклиффа скептическим взглядом. На самом деле ее задевало то, что ее осуждают ни за что. Поэтому, когда ей предложили найти необходимую книгу, слизеринка молча развернулась и пошла в противоположном направлении. Блуждая между стеллажами, Бейкер неосознанно бормотала себе под нос:
- Баджа он искал… нет бы сначала попробовать найти что-нибудь более доступное, а потом уже разыскивать Баджа, - заметив знакомые названия, Лавина замедлила шаг, разыскивая необходимую книгу.
...Четвертый, пятый, шестой курс… История, прорицания, зелья. Довольная собственной находкой, Бейкер даже забыла о том, что обиделась на Хатклиффа.
- Либациус Бораго. "Расширенный курс зельеварения", - прочитала первокурсница обложку учебника. Открыв оглавление, слизеринка пробежалась глазами по списку зелий. Найдя необходимое название, Лавина поспешила открыть указанную страницу.
- "Сыворотка правды - жидкость без цвета и запаха, заставляющая выпившего отвечать правдиво на все заданные вопросы", - зачитала первокурсница вслух. Дальше статья содержала ее подробное описание, но не слова о рецепте написано не было. Бейкер измученно простонала, хотя издаваемый звук больше походил на вой раненого ликантропа. Конечно, Лавина никогда не слышала вой здоровых ликантропов, что уж говорить о раненых, но ей казалось, что звучал бы он именно так.
- Ладно, Перси, ты был прав. Теперь доволен? - слизеринке уже надоело звать хаффлпаффца по фамилии, поэтому она решила позволить себе маленькую дерзость без согласия однокурсника. - Пойдем искать твоего Баджа…
Только Лавина хотела закрыть книгу, как заметила листок, который до этого девочка приняла за закладку. Достав его, Лавина пробежала по нему взглядом. Ей сегодня чертовски везло... На маленьком потрепанном квадратном листе было написано: "А вот в "Большом справочнике зельевара" Мышьякоффа можно и рецепты найти."
- Быть не может! - громче положенного произнесла первокурсница. Она обернулась к Хатклиффу с лицом, полным счастья: - Я знаю где взять рецепт, - слизеринка протянула хаффлпаффцу листок. Кто бы не был его автором, он очень помог.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Перси двинулся вслед за Лавиной. Что она бубнила себе под нос он не слушал, но, последовав ее примеру, направил взгляд на книжные корешки. «Методика подготовки ингредиентов животного происхождения. Гертруда Висцер» - прочел он на одном из них. Название звучало интригующе. На уроках ученикам выдавались уже готовые ингредиенты, по крайней мере первому курсу. Перси и не думал, что для этого есть какая-то методика или система: достал, помыл, высушил или замариновал, - и пользуйся потом пока не кончится. В понимании мальчика это все происходило очень просто, вот только очень уж толстый фолиант вышел у мадам Висцер, видимо это что-то по-настоящему важное. Золотистые буквы сверкнули в колыхнувшемся свете, и нагнетающий своей напускной значимостью том в момент стал вызывать больше интереса. Перси уже малость отстал от напарницы, но все же остановился, заправил свой учебник в ремень за спиной и потянулся к нужной полке. Ростом он вышел высоким, однако его не хватало, даже на носочках. Долго мальчик над задачей не думал. Не было времени переться за табуреткой или лестницей, так что цепкие руки подтянулись на полке, одновременно ноги уперлись в полку пониже, а колени разогнулись. Осталось только перебраться немного повыше, как по перекладинам лестницы. Обмотанная левая рука оказалась сильно ограниченна в действиях и хваткости, так что ей он и потянулся за «Методикой».
Приземление удалось сравнительно мягко, - просто удачно спрыгнул на пол. И весь апфль за спиной Лавины!
Он стер пыль с обложки. Эта книженция точно не из дешевых. Рельефный материал, тиснение и окрашенные буквы, а внутри… Стоило только открыть один из первых разворотов, с верхнего уголка по странице поползли узоры, они как витиеватые лианы оплели запястья. Вернуть на место? Но ведь это волшебная книга, как тут удержаться?!
Шагая дальше, Перси по инерции набрал так же «Мифы о зельях» Астора Вуда и «Рассказы древнего мира. Исторический экскурс» Бандла Кнайта. И, нагруженный этим не совсем легким грузом, который он для верности прижимал к себе, наконец, догнал Бейкер как раз в тот момент, когда та нашла листочек. Мальчик подошел ближе и вытянул шею, пытаясь заглянуть ей за плечо и рассмотреть текст, потому пришлось отшатнуться во время неожиданного разворота девчонки.
Я знаю где взять рецепт, - сказала она. Ну что ж, посмотрим. Перси переложил книги к боку, но их все еще пришлось крепко держать, и наклонился, чтобы прочесть протянутую записку.
Мышьякофф… Хаффлпаффец проскользил взглядом по стеллажам и слева, и справа, но только, чтобы убедиться, что он не имеет ни толики понимания местной систематизации. Нет, искать самостоятельно детям не придется. С кряхтением он сунул книги подмышку и, выхватив листочек Лавины, направился в сторону мадам Пинс, склонившей свои тревожные пряди над группой учеников-старшекурсников.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Повернувшись лицом к Хатклиффу, Лавина, полностью забыв про правила хорошего тона (будто она их когда-нибудь вспоминала), открыла рот от удивления.
-А?.. - вырвалось у слизеринки, пока ее взгляд был направлен на стопку книг в руках однокурсника. - Что за?.. это… когда ты?.. - пыталась сказать хоть что-то членораздельное первокурсница, беспардонно указывая пальцем то на книги, то на Хатклиффа. Впрочем, хаффлпаффца это не особо волновало. Пока Бейкер подбирала подходящие слова, он забрал из ее рук листовку и ушел вперед. Лавине оставалось только глупо хлопать глазами, а через пару мгновений, очнувшись, чуть ли не бегом поспешить догнать однокурсника, по дороге произнося: - Перси, подожди меня.
Но нужды в этой фразе не было. Уже через пару стеллажей однокурсник остановился возле мадам Пинс, которая в свою очередь что-то объясняла старшекурсникам. Опережая Хатклиффа, Лавина кашлянула в кулак, привлекая к себе внимание библиотекаря и окруживших ее учеников. Мадам Пинс отмахнулась рукой, жестом показывая детям, чтобы пока что не мешали и все ее внимание вновь было обращено на старшекурсников. Кивнув больше себе, чем мадам, Бейкер отошла в сторону, рассматривая стеллажи, рядом с которыми слизеринке пришлось ожидать. Через минуту Лавина уже начала отбивать подошвой левого ботинка какую-то смутно знакомую мелодию. Поделать с этим ничего было нельзя, так как терпение - это не то, чем могла похвастаться Бейкер.
"Ты им внеурочные лекции устроила что ли?" - задала немой вопрос девочка, нервно посматривая в сторону мадам Пинс, которую все еще окружали ученики.
Девочка даже не догадывалась о собственном везении. Даже если обычно подошва обуви не издавала слишком громких звуков, в просторной библиотеке стук отдавался эхом и будь хранительница мертвой тишины менее занята - Бейкер давно бы оказалась за порогом храма знаний, половина из которых даже не была интересна ученикам. Да что уж говорить, опыт показал, что большинство учеников из-за данного действия только больше раздражаются. Наверняка Хатклифф в это время хотел наступить слизеринке на ногу, чтобы она перестала стучать.
Спустя еще целую вечность для Лавины и минуту для Персиваля, мадам Пинс, наконец-то разогнала старшекурсников. Заметив это, Бейкер перестали отбивать ритм, и подошла к библиотекарю. Вторая из вышеперечисленных недовольно осмотрела первокурсницу с ног до головы, всем своим видом давая понять, что Бейкер не является ученицей, с которой мадам Пинс хотела много общаться. И это было объяснимо. Не смотря на то, что слизеринка, посещая библиотеку, хоть и старалась вести себя тихо, чтобы не "разгневать злобного дракона", все равно была громкой, если приходила с кем-то, а не в одиночестве.
- Нам тут книга нужна, - слизеринка хотела уже вспоминать название книги, но вовремя вспомнила о том, что оно написано на бумажке. Выхватив из рук хаффлпаффца листок, Лавина протянула его мадам Пинс. На немой вопрос первокурсница спешно ответила: - Книга.. нам нужна книга, о которой написано на этой бумажке.
Проворчав что-то себе под нос, мадам Пинс удалилась за книгой, перед этим одарив первокурсников недоверчивым взглядом. Бейкер от этого взгляда стало не по себе. Что уж там, слизеринке вообще в библиотеках было как-то некомфортно, слишком уж давящая тишина в них была. Ожидая возвращения мадам Пинс вместе с книгой, Лавина обратилась к Хатклиффу, чтобы немного отвлечься:
- У тебя есть куда записать рецепт? У меня просто нет ненужного листа, а возвращаться, чтобы отдать книгу мне не очень хочется… ну, если ты, конечно, не хочешь потом вернуть ее вместо меня.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Немного гордиться собой – это не стыдно, но гордиться тем, что на тебя с открытым ртом показывают пальцем – кажется по крайней мере странным. Но Перси, даже понимая это, был почему-то рад вызванной реакцией. "Удивление. Какое прекрасное чувство!" - подумал он.
Мальчик остановился за спиной библиотекаря. Пока шел, он успел придумать предельно вежливую на английский манер фразу, которую скажет, но не успел еще толком рта открыть, как Лавина его опередила. Ответ библиотекаря показался невежливым, собственно, ответа не было вообще. Перси сжал губы, даже по-грустному радуясь тому, что не пришлось разоряться. Ладно, подождем. Найти тему для разговора в такой обстановке не вышло, так что Перси, проводив взглядом спутницу, подошел к одному из столов, за которым сидел хаффлпаффский старшекурсник, что часто чинил для первокурсника перья. Тот кинул недовольный взгляд на топающую слизеринку, но Хатклифф – валлиец, из кельтов, чья музыка на праздниках составляется и не из таких звуков. Это его не пробирало. Тем более, что глухой повторяющийся звук напомнил мальчишке ритм барабана в старой песне про благородного шотландского разбойника. Но что-то ему подсказывало, что не она сейчас стучала в голове у Лавины.
В ожидании он уселся на край стола, положив стопку книг себе на колени, и заглянул в рукопись парня. Каракули вроде бы и были расположены ровными штабелями, да только все петельки и точки так сильно переплетались и были такими мелкими, что прочесть их было практически невозможно. Особенно вверх тормашками. Внезапно он подумал об учителях, проверяющих домашнее задание учеников каждую неделю. Процесс появления новых буковок оказался не слишком увлекателен, поэтому, как только старшие ученики покинули свои места, а мадам Пинс обернулась к первокурснице, Перси тут же переключился на диалог этих двоих, чтобы принять в нем полноценное, по большей части созидательное, участие. Пока женщина осматривала Лавину, он в свою очередь с интересом осматривал ее, подмечая выражение позы, - расслабленной, но чопорной, с немного наклоненной вперед головой, - и лица. Интересно, чем в ее глазах девочка уже успела прославиться? Тем не менее Перси среагировал на заминку и вовремя подсунул мисс Бейкер записку. В этот момент мадам Пинс, наконец, заметила и его, нечесаного мальчонку, что в ус не дул и все еще преспокойно сидел на столе. Недовольный взгляд, к счастью, надолго на нем не задержался, и мадам покинула сцену.
- Я возьму ее на свое имя. И верну, да. – отвечал Перси на вопрос. - Думаю, потом мы сможем найти там что-то, что нам понадобится. Ты ведь тоже не думаешь, что нам нужен только рецепт? – он пристукнул башмаками друг об друга (ноги до пола не доставали). – Ведь не думаешь?
Сам мальчик испытывал сомнения по этому поводу, он же еще не варил зелья самостоятельно вне уроков. Понятно, он волновался. И не только он: Перси приметил то же волнение и в поведении Лавины.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Лавина при всем своем желании не могла ответить на вопрос хаффлпаффца положительно. Девочка, хоть и готовила зелья под присмотром отца, а потом целый год занималась в Хогвартсе, никогда не участвовала в полном процессе. Ингридиенты всегда были готовы к использованию, так что слизеринка даже не задумывалась, что, кроме рецепта, может понадобиться что-то еще. Как же глупо... Однако, данный факт не помешал Бейкер соврать:
- Конечно, нет.
В попытке подтвердить свои слова, она помотала головой из стороны в сторону, не осознавая, что таким образом ставит свои слова под сомнение. Этого мало, нужны доказательства. Заставляя ржавые шестеренки собственного мозга противно скрипеть, Лавина начала вспоминать все свои познания в зельеварении. Ингредиенты, обработка, приготовление... Она точно что-то упускала. Проблема состояла в том, что девочка не понимала, что именно. Все больше казалось, что вопрос был с подвохом и Персиваль таким образом проверял умственные способности слизеринки. Что будет, если это правда? Он откажется ей помогать или она просто себя накручивает. Точно накручивает, Хатклифф не такой человек, то есть, не кажется таким человеком. С данной мыслью, слизеринка отбросила любые сомнения и продолжила думать над аргументом. Когда лишние думы не мешают, сосредоточиться вышло намного проще. Лавина поняла, что ингредиенты на уроке постоянно были сушеными, соком, вареными, собранными в определенное время. Да и достать их где-то нужно было и правильно обработать. Не у Снейпа же воровать, в конце-то концов. Понимая, что проверить это можно одним единственным способом, Лавина еще раз хорошо подумала, припоминая весь процесс изготовления, и ухватилась за единственную догадку, казавшуюся ей самой логичной.
- Нам же нужно еще узнать, как обрабатывать ингредиенты, чтобы их можно было использовать в зельеварении. Так что, одним рецептом мы не отделаемся.
У голове все это, по законам жанра, звучало намного убедительней. Умей Лавина управлять временем, она бы отмотала время назад и промолчала. Однако, что имеем, от того не отказываемся. Это не только глупо, но и неразумно. И почему это стало заботить Лавину? Если Хатклифф в итоге откажется, то она просто найдет кого-нибудь другого. Все равно Бейкер хотела использовать его, как помошника, а потом забыть, будто никаких зелий они не готовили. А на случай, если что-то пойдет не по плану - просто спихнуть всю вину на однокурсника. Это же в ее духе. Или нет?
- Определенно, да, - пробурчала себе под нос Бейкер, осмотрев Хатклиффа с головы до ног. Глупые мысли. Лавина слишком много думает в последнее время. Пора завязывать относиться ко всему до непривычного серьезно.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Перси облегченно выдохнул и улыбнулся самому себе. Это все, что он хотел услышать. Одна короткая фраза, чтобы убедить себя, что все пройдет хорошо. Что если не он, то Лавина знает, что, да где. Одна фраза. Но она продолжила. Ее голос прозвучал не очень уверенно и не убедительно. Перси слушал ее, подавшись вперед, внимательно. С кем связался? Во что ввязался? А впрочем ему это даже понравится. Если смотреть правде в глаза, ему уже начинало нравиться. Изо дня в день начиная с нового года жизнь ученика состояла из одних и тех же составляющих. Каждое утро он просыпался будто вчера, и, хотя это нельзя назвать полноценным «днем сурка», однообразие постепенно приводило в уныние, даже посещение масштабных школьных мероприятий приносило не особо много радости. Особенно то, где пришлось целый час пялиться на озеро.
- Определенно, да, – такой была последняя реплика. Словно здесь Лавина ставила точку. И Перси не мог не согласиться: в этом же месте заканчивались и его предположения о предстоящей работе непосредственно с ингредиентами. Так что оставалось уладить в самом себе только одно – просто вытеснить из разума все тревожные сигналы.
Малец выпрямился и снова пришлепнул башмаками:
- Отлично! - он снова улыбнулся, но на этот раз уже Лавине. Взгляд опустился на лежащую на верху стопки «Методику» Гертруды Висцер. Мальчик, придерживая все остальное больной рукой, повернул книгу к себе. Хорошо, что взял ее. «Определенно, да». – А где мы их возьмем? Ингредиенты. На них же нет кухни. Эм, ой! На кухне! Вряд ли они есть на кухне! – он спешил выяснить все как можно быстрее. Его натура рвалась как можно скорее приступить к делу, даже речь его ускорилась, а оговорки разгорячали еще сильнее. Перси надо остыть. Тем более говорить про все это во всеуслышание точно не стоит. Нет, говорил он не громко, но кто знает, кто притаился за ближайшим стеллажом. – Может профессор поможет нам? У него же склад. Мы можем его попросить… - он прикусил язык и на секунду замолк. Взгляд замер, мальчик припомнил некоторые детали их с Бейкер первого разговора. – Нет, не поможет. Ты не хочешь ему говорить, потому что он этого точно не сделает.
Вот и добавился еще один пункт к плану, и еще один камень на дороге к сыворотке правды.
- Но, если что я забрал из кабинета свой котел. И умею ловить ящериц. Если они будут нужны.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Вопреки ожиданиям, Перси улыбнулся. Он не копировал чужое поведение, как делал обычно, не смотрел с недоверием. Эта улыбка была искренней, настоящей. Лавина же, в свою очередь улыбнулась в ответ, показывая ряд белых зубов. Все в порядке. Ее не оставят наедине со своими проблемами. Девочка почувствовала облегчение и даже тишина библиотеки больше не создавала давящей атмосферы. Перси же, тем временем, задался вопросом добычи ингредиентов. Его забывные оговорки вызвали у слизеринки беззлобный смешок. Хотелось бы взглянуть на ингредиенты, на которых нет кухни. Впрочем, это было просто - найти любую травку, использующуюся в зельеварении и она, без сомнений, окажется без кухни. А вот ингредиент с кухней... тут надо применить все свои детективные способности. Или воспользоваться трансфигурацией, если это сработает, конечно, хотя, вряд ли.
Хатклифф тем временем предложил воспользоваться услугами профессора, но, когда Бейкер уже хотела начать возмущаться со вскриком "Никакого профессора", он исправился. Но девочка все-таки решила объяснить принцип, по которому будут собираться ингредиенты:
- Мы будем собирать и заготавливать их самостоятельно, - про то, что попадаться во время данного занятия не следует, слизеринка решила промолчать. Все-таки впечатления о нем, как о глупом человеке, Перси не оставлял.
Буквально, через несколько секунд раздался скрип каблука. Мадам Пинс вышла из-за стеллажей с книгой внушительной толщины, страниц на пять сотен точно, если не больше. Лавина решила не мешаться под ногами и отошла в сторону, ближе к выходу, оставляя хаффлпаффца один на один с боссом локации. К счастью, в этот раз слизеринка не была удостоена даже взгляда в свою сторону. Зато Хатклифф получил не слабый подзатыльник этой самой книгой, ибо "нечего на столле рассиживать".
Подождав, пока мадам Пинс, что-то черкая длинным пером, расскажет хаффлпаффцу правила обращения с драгоценными источниками знаний, Бейкер, забрав "Большой справочник" и еще пару книг из рук Хатклиффа, повела однокурсника к выходу. Уже за пределами библиотеки Лавина выдохнула с облегчением, больше не ощущая давящей тишины и торжественно заявила:
- Мы выбрались из логова дракона, думаю, это успех! - она еще хотела пафосно поднять руку вверх, но девочке мешали книги. Хотя, только зайти в библиотеку для слизеринки уже было достижение, так что радоваться можно было с самого начала. Все еще мысленно шутя про свой подвиг, Бейкер задала вопрос более разумному Хатклиффу:
- Что будем делать дальше?

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

- Искать рецепт, а потом ингредиенты, а потом место, чтобы варить, а потом варить, - толку в его словах не было, но больше он сказать все равно не мог, а Перси ответил на удивление быстро, пусть и был все еще малость контужен справочником. Что, впрочем, не мешало ему шутить: – А потом я выведаю все твои секреты.
В голове все укладывалось довольно просто, а ведь никто из них двоих даже в учебник еще не заглядывал. Они пошли по коридору. Мальчик раскрыл перед Лавиной сумку, предлагая избавиться от ее ноши: тех самых книг, что пару минут назад пострадали от жесткого падения на пол библиотеки, когда от подзатыльника хаффлпаффец вскочив со стола, не удержал их в руках. Они полетели одна за другой, а когда Перси наклонился, к ним следом присоединился и его собственный учебник по травологии, удерживаемый ремнем на поясе. Атмосферу помещения пронзил истеричный скрип каблука. Перси побоялся даже взглянуть на мадам Пинс. Поэтому, как только она чиркнула пером в последний раз, он вылетел как пуля из библиотеки. Только рука его высунулась из двери обратно за едва не забытой сумкой, кинутой у входа с уверенностью в том, что чужие пожитки в Хогвартсе никому не нужны.
- Сколько у нас времени до ужина? – спросил мальчик. Что бы не случилось, он старался придерживаться расписания. – Давай выйдем во двор, а там посмотрим.
Конечно, на самом деле Хатклиффу вовсе не нужны были никакие секреты, укрываемые Лавиной, он ведь уже совсем забыл даже про свои мысли по поводу сомнительных целей девчонки. По крайней мере он не знал, что вся затея родилась из странного спора гордой слизеринки с сокурсником. И это был наилучший расклад.
Когда ребята вышли на свет белый и шотландский свежий воздух, солнце уже медленно ползло к горизонту. В стенах замка кипела жизнь, куда-то шли преподаватели, куда-то спешили студенты, под их ногами шныряли кошки, а над головами – совы. Младшим школьникам приходилось лавировать между высокими как столбы почти взрослыми волшебниками. Так что, как только они вышли во двор, им в глаза просто не могло не броситься необычайное спокойствие. Здесь их встретила тишина. Перси накинул на голову капюшон, однако застегиваться погода пока не заставляла. Он указал на одну из свободных ныне скамеек и тут же направился туда. Первой на нее полетела сумка.
- А она тяжелая. Действительно тяжелая. – он держал в руках "Большой справочник зельевара" в синеватой обложке с вдавленными буквами. Мальчишка переглянулся с Лавиной, будто проверяя, все ли готовы, и открыл книгу на последних страницах. Перед ними предстало оглавление. По-настоящему большое оглавление, напечатанное мелким шрифтом со слипшимися между собой буквами. Перси перелистнул несколько страниц на самое начало. Потом несколько страниц обратно. И в итоге все-таки решил уточнить у девочки положение нужной буквы в алфавите. После этого диапазон поиска сузился до двух страниц. – Видишь сыворотку?
 

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Перси коротко изложил их план на, наверное, ближайший месяц минимум. До Лавины уже и самой дошло, что вопрос был глупый и его можно было не задавать вовсе. Шутка же Бейкер не впечатлила и даже напрягла. Она чуть не выронила из рук книги, недоверчиво вытаращив на однокурсника глаза. Было сложно представить, как Хатклифф будет узнавать секреты Бейкер. Конечно, не сложно догадаться, что речь идет о всей этой затее и Лавина даже рада, что Перси не устраивает допросы, но было бы хорошо так и оставить его в неведении. Но, поняв, что Хатлифф не относится к сказанным словам серьезно, Бейкер заметно расслабилась, выдав ответное:
- Хорошо, устроишь мне допрос с пристрастием как нибудь.
Сложив всю ношу, которую первокурсница решила разделить с хаффлпаффцем, в любезно предоставленную сумку, Лавина посмотрела на часы.
- Еще чуть больше часа, - произнесла слизеринка, отвечая на вопрос о скором наступлении ужина. Желудок поспешил напомнить, что у Бейкер с обеда во рту ничего не было, кроме несчастного яблока, которое в итоге оказалось на полу возле лестницы. Смутившись, девочка неловко почесала затылок, окончательно портя то, что осталось за последние часы от прически. Стараясь не зацикливать внимание на скором ужине, Лавина решила подумать о более важных на данный момент делах. - Нам нужно найти рецепт. Знаешь какое-нибудь укромное место?
Предложение с выходом во двор Бейкер понравилась, что уж говорить, ей бы сейчас любое предложение понравилось, лишь бы лишних глаз и ушей было поменьше. Непонятно, что на это повлияло. Может быть, лишняя осторожность или просто желание поскорее упровиться с рецептом и отправиться на желанный ужин, будто время от это ускорит свой ход. В любом случае, до выхода во двор они дошли довольно быстро, что сначала даже удивило Лавину, слишком уж ее увлекли мысли о еде. Тихий, почти пустой, двор уже не вызвал большого удивления. Скоро ужин и все спешили в Большой зал, объясняя полные коридоры и опустевший двор.
Последовав примеру однокурсника, Лавина накинула капюшон, тут же застегиваясь. Она всегда замерзала при малейшем дуновении прохладного ветра и лишний раз проверять это не собиралась. Данная ситуация не относилась только к ногам девочки, которые всегда холоднее, чем у трупа.
Поспешив к одной из скамеек, на которую указал Перси, Лавина присела на ее край. Кивнув хаффлпаффцу, показывая что она готова, Лавина устремила взгляд на внушительное оглавление. Будто там все известные зелья собраны вместе с биографиями их создателей. В любом случае, Лавине отчего-то казалось, что в книге не только зелья с рецептами. Припомнив алфавит, однокурсникам удалось сократить количество страниц. Пробежав по все еще не маленькому списку глазами, Бейкер указала пальцем на заветную строчку, спрятавшуюся на середине второй страницы.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Рука устала. Перси, можно сказать, упал на колени, одновременно обрушая книгу на лавку. Бинт немного размотался, и немного пропитался воздушной зимней влагой. Все-таки хорошо было на улице, - наконец, можно полюбить зиму несмотря на то, что в этой части Великобритании тоже нередко идут дожди вместо снега.
Щеки мальчика налились краснотой. Пока страницы переворачивались, голова кружилась от предполагаемых ужасов, которые может содержать искомый книжный разворот: отсутствие рецепта, запрещенные или труднодоступные ингредиенты, особые условия. И вот, 327 страница; крупные буквы на самом верху словно прокричали: «СЫВОРОТКА ПРАВДЫ». А под заголовком был следующий текст:

Перья болтрушайки
Валериана
Сушенные мокрицы
Шерсть из хвоста единорога
Сушенная смоква
Перечная мята

Инструкция по приготовлению

  1. Очистить сушеную мокрицу, 3 унции;
  2. Мелко измельчить 5 унций листьев перечной мяты;
  3. Выжать сок из измельченных листьев;
  4. Извлечь орешки из 4 плодов сушеной смоквы;
  5. Добавить все в котел с водой, нагретой до 65 градусов;
  6. Поднять температуру до 80 градусов;
  7. Мешать каждые два часа в течение суток;
  8. Остудить;
  9. Заварить 7 унций цветков валерианы в стеклянной посуде;
  10. Добавить к валериане 3 волоса из хвоста единорога;
  11. Дать волосам обмякнуть;
  12. Добавить в котел отвар валерианы и волос;
  13. Добавить перья болтушайки;
  14. Довести до кипения;
  15. Настаивать в прохладе;
  16. Процедить.

На следующей странице было малоинтересное повествование, описывающее внешний вид и действие готового зелья.
В учебнике по зельеварению всегда давалось подробное описание всех действий. Тогда как этот рецепт совсем не был рассчитан на новичков, таких как ученики первого курса. Это была инструкция для уже умелых магов-зельеваров, знающих основные аспекты приготовления любого зелья или сыворотки. Кроме того, в тексте были использованы устаревшие даже в магическом мире единицы измерения.
- Зато здесь не нужны перья кокатриса, - высказал Перси одно из своих неоправдавшихся опасений. В целом сыворотка, если бы школьники варили ее на уроке, не показалась ему сложной. – Но… нужны шерсть единорога и... вот это: мо-мо-крица. Мокрица — это вообще что такое?

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Бейкер не стала предпринимать каких-либо попыток помочь Хатклиффу в поиске нужной страницы. Зря. Смотря на то, как Перси перелистывает страницы, Лавина не раз поймала себя на мысли, что проще было бы найти все самой. В какой-то момент на номера страниц, которые, казалось бы, и не собирались приближаться к необходимому числу, стали раздражать слизеринку. Из-за чего она старалась отвлечься от невероятно скучного занятия любыми доступными способами: начала стучать по скамейке указательным пальцем правой руки в такт шелесту страниц; ворочать головой, ища хоть что-то, что могло бы выделяться из серости пустынного двора; изредка стала покусывать внутреннюю часть нижней губы в попытке избавиться от раздражения. Наконец-то перевернулась последняя страница и ребята принялись за чтение. Лавина то и дело бормотала, повторяя некоторые слова, которые до этого прочитала про себя. Раздражающая привычка, появившаяся во время учебы уверенно закрепилась в голове и обещала больше никогда не покинуть слизеринку. Но это не так важно. Намного важнее предстоящая работа. Зелье было все еще сложным в плане добычи ингредиентов, но уже не казалось, что первокурсники не справятся с его приготовлением. При этом, Лавину все еще не покидала мысль о том, что ее самоуверенность выйдет ей боком.
Вопрос, который задал Хатклифф, интересовал и саму Бейкер, что обещало еще один поход в библиотеку, если среди всех тех книг, которые набрал однокурсник не найдется ничего с похожим названием. Поэтому ответила Лавина честно, но по-своему:
- Понятия не имею, что такое мокрицы. Но звучит это, как что-то склизкое и противное, - в конце она даже поежилась от представленной картины. А им ведь все это еще нужно где-то добыть, но это уже потом.
- Предлагаю пойти в Большой зал и поесть, а потом подумать, что нам со всем этим делать, - предложила Бейкер вполне очевидную вещь.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Школьник шмыгнул носом и перевернул страницу. В отличие от Бейкер он-то за обедом хоть немного да перекусил, голод хватил его недостаточно, чтобы вот так сразу все бросить и накинуться на еду. В зал эти двое пришли пораньше, перед подачей пищи, и все то время, что зал наполнялся студентами, Перси потратил на изучение книги Висцер. Хотя именно так бы это назвал сам юный Хатклифф, слово «изучение» здесь не особо приемлемо. Все-таки несколько минут мальчик потратил на исследование самой книги, «важно» было узнать все: как отражают свет тисненные буквы, как хорошо сохранилась кожа на краях обложки, сколько на ней заусениц, как трещит корешок при открытии и даже насколько сильно отклеился уголок форзаца. Сейчас же он в самом деле штудировал предметный указатель в поисках… некого слова на букву «М».

- Мокрица — это что вообще такое?
- Понятия не имею, что такое мокрицы. Но звучит это, как что-то склизкое и противное.
- Мокрое, - вставил Перси свой комментарий и, сморщив нос, высунул язык – такую гримасу он подметил однажды у вкусившего конфету со вкусом улитки с глазурью старшекурсника.

Это было недавно, но мальчонка запомнил из диалога только удовольствие от уместно примененной мины, а также характеристики, но не само название (а достать книгу с рецептом, чтоб уточнить – это ведь так долго!). Что-то связанное с мокротой. Он перебрал в голове разные варианты, но ни «мокровиц», ни «макрувц», ни «мокрушниц» обнаружено не было. Их не было ни в разделе о насекомых, ни в разделе о рептилиях, но вот раздел о животных представил некое создание, именующееся мокрицей.  Наконец, искомый разворот раскрылся, и по нему тут же пополз рисунок маленького ракообразного о четырнадцати ногах. Перси поцарапал существо ногтем, чтобы убедиться в его иллюзорности, а после загнул и пригладил ладонью край страницы и отложил книгу в сторону.
Он уже успел заглотить порцию и выскочить за двери, теперь поджидал Лавину у входа. Едва завидев ее, мальчик без лишних слов преградил дорогу и раскрыл перед ней «Методику». Цикл анимации пошел по новому кругу, и из середины разворота хлынуло скопище мокриц и побежало по тексту на обеих страницах.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Прийдя в большой зал, Лавина махнула хаффлпаффцу рукой и, бросив что-то вроде "Встретимся на выходе", направилась к столу Слизерина. Лавина со скукой смотрела на вход и наблюдала за входящими студентами, пока не заметила до боли знакомый силуэт. Сразу же зациклив свое внимание на слизеринце, сомнения которого уже давно не давали Бейкер покоя, девочка стала следить за тем, как однокурсник подходит к ней. Не желая спрашивать разрешения, слизеринец бесцеремонно сел рядом и уставился на Лавину в ответ.
- Что, Бейкер, в гляделки решила поиграть? - с долей насмешки спросил мальчишка. - Или ты просто ждала моего прихода, чтобы сказать то, что зелье ты сварить не сможешь?
- Еще чего! - возмутилась Бейкер, слегка толкнув слизеринца в бок. - Я не собираюсь так просто сдаваться, - и тут Лавина не врала. На кону стояла ее репутация и быть объектом насмешек глупого однокурсника девочке совсем не хотелось.
- А знаешь, Лавина, просто на интерес спорить совсем нет желания, - первокурсник задумчиво потер подбородок, смотря на Бейкер. - Давай так. Если ты сможешь сварить Сыворотку, то я буду отдавать тебе все сладости, которые присылают мне родители весь следующий месяц.
Лавина задумалась, однокурсник за год прекрасно выведал главную слабость девочки. И она могла бы сразу согласиться, даже не слушая второй части условий спора. Но в этот раз на кону стояло многое, так что совершить такую глупость со стороны Бейкер было бы опрометчиво. Поэтому она поспешила уточнить:
- А если у меня не получится?
- Тогда ты будешь писать за меня домашнее эссе по зельеварению или скажешь, что зельеварение - худший урок при профессоре.
- Ты спятил, Том? - Лавина поспешила сбавить тон, оглядываясь по сторонам с целью выяснить, не обернулся ли кто на ее возглас. - Снейп меня за это возненавидит.
- Так и скажи, что струсила, - сказал слизеринец с целью задеть Бейкер, что ему удалось. Лавина насупилась, посмотрела на однокурсника исподлобья и недовольно буркнула:
- Ладно, по рукам, - после чего схватила первое попавшееся блюдо, быстро запихивая его в рот.
Дальнейшая трапеза прошла без заметных происшествий, свой дневной неудачный опыт Бейкер решила спихнуть на собственную глупость, что как раз являлось чистой правдой. Перед тем, как обратиться с просьбой о помощи к Хатклиффу можно было и поесть. Впрочем, теперь это была далеко не первая проблема, которую стоило решить. Припоминая неприятный разговор с однокурсником, который произошел уже около пятнадцати минут назад, Лавина направлялась к выходу, где ее уже дожидался Хатклифф. Стоило девочке только подойти к Перси, как он тут же открыл книгу прямо перед лицом слизеринки. На глаза тут же попались отвратные на вид существа из-за чего Лавина сразу же отступила на шаг назад, всем своим видом показывая испуг от неожиданного появления, как стало ясно из названия, мокрицы. Отойдя от испуга из-за неожиданности, Бейкер взяла книгу в руки и стала разглядывать существ.
- Так это и есть мокрица? Гадость какая! Сам их вылавливать будешь.

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

- Ладно, - согласился он бездумно и, пристроившись от девочки сбоку, стал водить пальцем по тексту, чтобы следить было удобно обоим: - Аби… А-аби-е стал человек хозяйство-во-вать, знает он о мокрице, что любит тепло и влагу. Это животное имеет овальное тело о восьми сегментах, четырнадцати грудных ногах и четырех усах. Обитает в сырых местах, ба… бажит… берегов пресных или солёных вод. Питается растениями и древесиной, пожирает как культурные растения, так и вредные…
Таким был текст в рамочке, краткая информация. Далее было расписано более подробно о жизни ракообразных, даже прилагалось несколько схем, отображающих внутреннее и внешнее строение, и о способах их приготовления, так же со схемами: вот свежий индивид, а вот иссушенный, вот в разрезе, а вот без панциря. Перси подумал, что живыми эти таракашки выглядят даже ничего так, гораздо приятнее, чем на этих картинках и вдвое не так противно. В целом текст, пусть и пестрил архаизмами, был понятен и показался Перси достаточно информативным, чтобы действовать дальше. Не озвучивая вслух свои намерения, он достал из сумки плащ и шарф. Каким-то образом Лавина должна была сама догадаться, что настало время отправляться на поиски. На улицу, во двор, к озеру. Куда угодно, но к отбою они должны успеть сделать хоть что-то и, хотя бы понять, где мокриц точно нет.
- Дедок рассказывал, что во время учебы одного из его сыновей его друг завел себе паука, чтобы ставить на нем эксперименты. Чтоб глаза светились и жвалами можно было письма вскрывать. Только он был маленький и кто-то его раздавил. – Пока Перси безуспешно справлялся с завязками зимней накидки, ни с того, ни с сего начал рассказ. Когда, что и как начать говорить и когда закончить было малость безразлично. У него с любыми завязками были особые отношения. - Специально раздавил. А потом они и с ним несколько лет враждовали и набивали его подушки слизнями. А потом у какого-то младшика появился бо-ольшой паук, которого разрешали гладить, но с ним, ну пауком, тоже случилось что-то. И с млашиком тоже. – На этом моменте мальчик замолчал, потому что толкнул в образовавшееся колечко конец веревочки, и вместе с ним просунул палец, а пока вытаскивал, узел разболтался и пришлось зафиксировать его зубами.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

- Ладно.
Одно только слово заставило облегченно выдохнуть и улыбнуться. Нет, она даже не думала теперь сомневаться в том, что Хатклифф вдруг решит отказаться от их маленькой авантюры. Он этого не сделает. Дело в этих мерзких мокрицах, будь они неладны. Лавина с самого начала не горела желанием прикасаться к омерзительным существам, а после того, как Бейкер увидела их своими глазами на картинке, это самое желание и вовсе пропало. Пока Перси читал описание склизкой твари, Лавина задумалась над тем, где их можно найти. Да, она не собиралась их ловить, но в том, чтобы помочь обнаружить их местоположение слизеринка не видела ничего плохого. Если вспомнить, что мокрицы любят влагу, то их наверняка можно найти в теплицах или у черного озера.
Пока Лавина рассматривала картинку сушеной мокрицы, Перси молча достал шарф и мантию.
- Что ты де... - договорить юная слизеринка не успела, прерываемая рассказом Хатклиффа. Бейкер оставалось только слушать и наблюдать за мучениями однокурсника, который пытался завязать мантию. Ко второй части рассказа Лавина поняла, что ей тоже стоит одеться, если она не хочет остаться не у дел. Справившись со своей одеждой быстрее, чем однокурсник, слизеринка обмотала полосатый шарф вокруг шеи.
- Значит, пойдем искать их сейчас? - Лавина посмотрела на открытую страницу книги. - Тут сказано, что мокрицы обитают во влажной среде. Наверняка, мы сможем найти их у озера... или в теплицах. Там же достаточно влажно?

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

- Достаточно влажно, - ответил Перси и, справившись в итоге с верхней одеждой, продолжил бубнить, не заметив сомнений Лавины: - В школе больше нет насекомых… - за главным выходом он перепрыгнул сразу несколько ступеней, как делал это обычно. – …и ракообразных…
Дети уже преодолели двор и свернули к равнине, ведущей к берегу. А Перси все продолжал:
- …и нарлов, и нюхлей. Только жабы и кошки остались. Но крабы есть везде. – он начинал нервничать из-за отхождения от своего ежедневного расписания. Мозг плавно переключался в режим игры, и это было сейчас неуместно. – Когда-то они были огромные. Огнекрабы. Мы могли бы ездить на них. Борсу де Ганису бы понравилось, он путешествовал много из города в город. И королю Сигизмундомнуму понравилось бы тоже, только огня было бы много. Рыцари верхом на огромных огненных крабах с ослепительно сияющими панцирями сражаются с драконами, опаляя их зрачки и лапы, чтобы защитить стены своего замка и свои дома за стенами, ведь «Отдел регулирования магических популяций и контроля над ними» снова упустил из виду существ класса 5 и 3. Ордену Дракона придется заново шить сожженные флаги.*
Наконец, он угомонился. Лавина уже могла заметить, что напарник повел ее к озеру окольным путем и теперь становилось понятно почему. Перси приблизился к своему любимому дереву. Древо Легенд. «Ристалище» у его корней за минувший семестр стало заметно шире и чище, лишь пожухлая трава по краям выдавала его искусственную природу. Дела делами, а про привычки-ритуалы забывать не хотелось. Ничего не объясняя Бейкер, мальчик опустил на землю парочку рыцарей, вынул из внутреннего кармана мантии новую игрушку и продемонстрировал ее слизеринке. Это маленькая шипастая виверна с коротким хвостом и огромной короной как у ящерицы. Сплав нескольких редких металлов, из которых она была выкована, наделял ее волшебным свойством. Перси подул ей в пасть, и она ожила от дыхания волшебника, внутри забился золотой огонек. Хатклифф быстро заставил ее кружить вокруг медных фигурок и тут же направил свои стопы к берегу. Пока в его фантазии «сэр Майрид и его оруженосец справляются с рогатым Кошмаром», в реальности двум зельеварам предстоит менее эпический подвиг.

- Там что-то растет, посмотри что-нибудь зеленое, - когда они были ближе к воде попросил Перси и взглядом указал в направлении тропы, по которой студенты всегда возвращаются с уроков ИМС. Пусть сейчас не сезон валерианы и мяты, но стоило попытать удачу. Сам же он, - не придумал ничего лучше, - стал палкой расшаривать почву в округе. Влажному ледяному грунту пришлось принять на себя сто стуков, прежде, чем малец поплелся обратно к Лавине.
- Это бесполезно. Земля промерзла.


* Король Венгрии Сигизмунд I Люксембург в 1408 году основал рыцарский Орден Дракона для защиты венгерского королевского дома от политических врагов и ещё больше сплотить своих сторонников. Орденом Дракона он назван из-за присутствия драконов на родовых гербах членов ордена. Перси неправильно истолковал информацию.
 
Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Услышав ответ Перси, Лавина с облегчением выдохнула. Но ей пришлось тут же напрячься вновь. "В школе больше нет насекомых или ракообразных". Слова хаффлпаффца эхом отдались в голове. Не хотелось даже думать о возможном провале в поиске. А теперь стало предельно ясно, что если им не удастся найти мокриц в известных местах, то это будет полный провал. Конечно, можно было бы попробовать украсть уже готовый ингредиент у Снейпа, но Лавина сильно сомневалась в успехе данной затеи. Зная профессора, слизеринка не удивилась бы, если бы вдруг оказалось, что у Снейпа все ингредиенты подсчитаны.
Все это время Перси что-то увлеченно рассказывал. Лавина не спешила его перебивать, к тому же, она не особо его слушала. Честно говоря, обитатели местной фауны были Бейкер не особо интересны. И, конечно же, непонятно откуда взявшегося волнения однокурсника, слизеринка так же не заметила, рассказ и вовсе пропустила мимо ушей. Всю дорогу Бейкер семенила за Хатклиффом в сторону Черного озера, подобно Алисе, которая следовала за белым кроликом в кроличью нору. Единственное отличие было в том, что Лавина знала куда идет однокурсник. Волновало только то, что шли первокурсники не привычной Лавине дорогой, которой пользовались все ученики. Они направлялись по маленькой тропинке, о существовании которой Лавина даже не догадывалась.
Оживилась Лавина только после того, как заметила озеро на горизонте. Как раз в тот момент, когда Перси замолчал. Они оказались возле какого-то дерева. Похоже, кто-то проводил здесь много времени во внеурочное время и Лавина смела предположить, что это был сам Хатклифф. Пока Перси что-то шаманил у самых корней, Бейкер прислушалась к окружающей среде. Тихо. Идеальное место для уединения. На самом деле, в Хогвартсе было полно таких мест, просто Лавина не искала их из-за ненадобности. Бейкер предпочла бы скорее ввязаться в какую-нибудь авантюру, чем прятаться в подобных местах от всего живого.
Скрестив руки на уровне груди, слизеринка старалась терпеливо ждать однокурсника, расставляющего игрушечных солдатиков, хотя за это время могла и сама сделать что-нибудь полезное. К примеру, обыскать берег с целью обнаружения необходимых растений. Что и попросил ее сделать Перси чуть позже. Молча кивнув, Лавина пошла марать свои руки в мерзлой земле.
Осмотрев все в поисках "чего-нибудь зеленого", Бейкер не обнаружила ничего, что внешне могло бы напоминать валериану. Зато с мятой повезла чуть больше. Конечно, сейчас был не сезон и слизеринке не удалось обнаружить заросли. Всего несколько маленьких веточек, но хоть что-то. Только Бейкер хотела сорвать растение, как к ней подошел Хатклифф:
- Это бесполезно. Земля промерзла.
Не нужно быть гением, чтобы догадаться о том, что однокурсник говорит о мокрицах. Лавина недовольно закусила нижнюю губу. Это плохо. Если мокриц не окажется еще и в теплицах, то это будет стопроцентным поражением. 
 - Черт, не повезло нам, - с этими словами Лавина все-таки срывает растение и поднимается с земли. - Зато мне удалось найти мяту, - Бейкер демонстративно помахала названным растением. - Плохо лишь то, что ее тоже мало. Прийдется придумать способ добыть еще. А вот с валерианой дела совсем плохи.
Слизеринка подняла свою сумку с земли и забросила ее на плечо. Начинало темнеть и стоило вернуться в замок. Все дела Лавина решила оставить на следующий день. 
 - Давай подумаем над этим завтра. Уже темнеет, так что мы сейчас ничего не успеем.
Не дождавшись ответа Перси, Лавина развернулась и пошла в сторону замка. Теперь она осознавала, что за весь день устала из-за всей этой беготни. Сейчас слизеринке хотелось дойти до гостиной своего факультета, запихнуть куда-нибудь травы, чтобы они начали сушиться, сделать уроки и лечь спать. По дороге Лавина иногда задавала простые уточняющие вопросы, касающиеся завтрашнего дня, и отвечала на встречные. Дойдя до подземелий, Бейкер махнула Хатклиффу рукой, одновременно с зевком произнесла "Удачи" и поплелась в сторону гостиной Слизерина. Перед сном нужно было сделать много дел. 

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад
***

В очередной раз они встретились уже к концу недели. Перси, лежа на широком подоконнике, рассматривал негустой улов не слишком съедобной всячины, претендующей на право стать ингредиентами. Предметы разложились идеально ровным рядочком. К потемневшим от холода стебелькам мяты Перси добавил вскрытый пакетик перечных чертиков, коробку мятных жаб и пять шариков мятных леденцов разного размера, со всеми сколами похожих на испещренные метеоритами астероиды, - он ведь поштучно насобирал их на перемене с хаффлпаффцев и три дня протаскал в кармане.
Трудная выдалась учебная неделя. Позади оказались зачет по астрономии и несколько больших письменных работ по истории магии и зельеварению. На подготовку к сыворотке правды времени оставалось мало, а настроение портило еще и внезапное изменение расписания. Личного расписания Хатклиффа. Его терпения хватило только на пару дней. Только пару дней он был готов лишь на тяге интереса терпеть посещение больничного крыла и протирать штаны с пером в руке за книгами вместо игр под деревом. Из-за опасения проговориться кому-нибудь об их с Лавиной проекте он почти не разговаривал даже с Кайлом. Теперь вместо того, чтоб играть перед сном с другими мальчишками в «Goblin`s Tactics», он отворачивался в подушку и то ли от скуки, то ли от стресса бубнил в стенку непонятные стишки. Внезапно он снова ощутил то давящее в грудь чувство, не возвращавшееся с прошлого семестра, что все уже не так как было прежде, будто те, некие другие, времена безвозвратно утеряны. Уже не было того покоя, когда не приходилось стоять растерянно в коридоре, когда он точно знал, что произойдет дальше. Снова почувствовал себя… первокурсником? Но он больше не разглядывал каждую подножную травинку, не вчитывался в научно-просветительские тексты библиотечных книг, и не ходил к Мадам Помфри. Уже несколько дней шел снег.
Лавина перехватила мальчика в вестибюле. Он пока что ничего не объяснял, молчал, то и дело пальцем поправляя мятно-сахарную добычу в общем строю, поедал карамельные конфеты из полосатого кулька. Не хотел признаваться, что почти ничего не делал для общего дела в течении всей недели. Рядом лежал листок с переписанным аж дважды кратким рецептом. Сначала Перси перенес его своим фирменным почерком, когда слова из полупечатных букв пересекаются крест-накрест, а предложение может начаться с середины строки над предыдущим. Сейчас лист лежал вверх той стороной, на которой располагалась вторая версия - с почерком одиннадцатилетней девочки. А за окном валил снег и тени, отбрасываемые им на стену, казались интереснее любых букв. За белым занавесом скрывалась почти идеальная возможность для несанкционированного похода в теплицы.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Следующие несколько дней тянулись для Лавины еще медленне, чем весь прошедший учебный год. Мучительно долгие уроки, куча дел по вечерам и полное отключение детского организма ночью. Уроков стали задавать больше и свободного времени почти не осталось. Да, Лавина с лихвой ощутила на себе попытки профессоров вернуть учеников к привычному расписанию. В социальной жизни дела обстояли намного лучше. Бейкер не спешила идти на жертвы и ограничивать себя в общении с однокурсниками. Разве что с Томом. Теперь у Лавины ухудшалось настроение, стоило ей только увидеть слизеринца на горизонте. В остальном же все было как обычно. Казалось, другие слизеринцы даже не подозревали о том, что Бейкер опять ввязалась во что-то незаконное. Хотя, о чем это она? Тут половина студентов ведет себя точно так же.
В любом случае, вырваться из безумной недели удалось только ближе к выходным. Точнее говоря, дел все еще было много и откладывать их не стоило, но из-за спора с однокурсником Лавине пришлось пересмотреть свои приоритеты на ближайший месяц. Стоит заметить, пересмотрела она их крайне неудачно и ей это наверняка аукнется в будущем. Но Бейкер это не особо волновало. На данный момент у слизеринки были дела поважнее и стоило бы ими заняться.
На неделе Лавина еще несколько раз бродила по территории, прилегающей к Хогвартсу, в поисках чего-нибудь, что могло бы пригодиться в приготовлении зелья. Книга, в которой сушились травы успела пополниться еще двумя веточками мяты и единственной маленькой веточкой только прорастающей валерианы, чего все еще было недостаточно. 
С тех пор, как Лавина втянула Хатклиффа в свою авантюру, Перси больше на контакт не выходил. Бейкер пришлось самостоятельно его вылавливать в замке. Повезло найти хаффлпаффца в вестибюле, в противном случае пришлось бы идти в теплицы самостоятельно. А если вспомнить ингредиент, который нужно было добыть, то желание куда-либо за ним идти пропадало напрочь. Хотя удивительно то, что подобная мелочь смогла испортить настроение намного быстрее, чем снег, который шел целый день.
- А вот и я, - подойдя к Перси, Лавина поспешила указать на свое появление. - Пора наведаться в теплицы.
На самом же деле, для Лавины данный поход был спонтанным решеним. Глубоко в душе слизеринка переживала не меньше однокурсника, хотя и прятала все волнения за улыбкой. Но сегодня она не желала повторять свои же ошибки, обещая себе быть более организованной. Наверное, поэтому Лавина решила первым делом приободрить Перси:
- Не переживай. Если не получится проникнуть в теплицы сегодня, то мы сможем попробовать в другой день. Надеюсь.
Последнее слово было произнесено шепотом, чтобы Хатклифф его не услышал. Но если он был внимателен, то мог заметить, как улыбка девочки дрогнула. Поправляя почти пустую сумку на плече Лавина вновь обратилась к Перси с единственным вопросом:
- Ты готов?

Последнее посещение: 4 дня 2 часа назад

Вместо ответа Перси улыбнулся и с утвердительным шипением мелькнул тонким раздвоенным языком. На кульке с конфетами блеснуло название «Языкастые карамельки».
Растения, книга и сладости расстащились по карманам и сумкам. Перси не догадался попросить знакомого старшекурсника заглянуть в зельеварческую лавку в Хогсмиде, что, впрочем, все равно не имело смысл без лицензий или разрешений от профессоров, но смекнул, что нужные ребятам элементы используются в кондитерском деле. К счастью, передачку удалось получить раньше, чем планировалось.
Куда делись все переживания? Свежий, легкий как перья, снег вспорхнул из-под подошв, хаффлпаффец поднял глаза и рассмеялся в лицо солнечному небу. Погода вышла отменная, хоть и странная. Мальчишка подождал пока спустится Бейкер. Вместе они повернули на дорожку вдоль низеньких столбиков, в конце которых их ждала лестница и проходной дворик.
- Один… Травология тебе нравится? – спросил Перси и хлопнул по второму столбику. - Три… пять… восемь... Мне нравится паф-паф-паффопод. Оно так делает: «паф-паф», а потом пускает много-много цветков. Профессор Спраут говорила, что цветкам пришлось снимать ее с пола в прошлом году. Двенадцать… Студент с третьего упал, то есть уронил теплицу. Четырнадцать… - всего столбиков было девятнадцать, но малец предпочитал считать выбоину в стене как двадцатый столбик. И что вразумительная речь не важнее счета.
Впереди слышались громкие голоса и смех. Кто-то, хрюкая от радости, перехватил поудобнее палочку и наотмашь пустил стайку снежков, за что тут же получил свою порцию мгновенной кармы. Первокурсники попытались аккуратно пройти по краю снежного поля боя, но несколько неприцельных ударов все ж настигли их и едва не свалили в снег Лавину. Перси успел ответить напавшим магам только одним слепленным вручную снежком. Бормоча что-то про катапульты, он будто бы намеренно попал точно в чей-то портфель, из которого выпал шарик с алым туманом внутри, полетели исписанные листки, и их тут же подхватил ветер.
- Похоже, он забыл защелкнуть замок, - задумчиво протянул Перси, из-за плеча наблюдая, как сразу несколько рук пытаются выловить из воздуха конспекты. Переполох скрылся за углом, зато сменился видом на теплицы. Однако ни дверей, ни ручек видно пока не было.

Вот, кстати, вполне злободневный трактат: "Зельевар", издательство "Мерлин и К(а)"
Последнее посещение: 11 часов 15 мин. назад

Похоже, настроение у Хатклиффа было отменное. Быстро собравшись, он ушел вперед, оставляя Лавину позади. В каком-то смысле, эта особенность хаффлпаффца начинала нравиться Бейкер. По крайней мере, у слизеринки не возникало чувства, будто ей делают одолжение, что, без сомнения, подкупало Лавину. В очередной раз поправив сумку, девочка поспешила догнать однокурсника. Это произошло быстро и не составило никакого труда.
- Травология? Не знаю... наверное, - расплывчато отвечала Бейкер на вопрос Хатклиффа, слушая мнение однокурсника, сопровождаемое странными звуковыми эффектами. В любом случае, Лав так и не поняла из странного рассказа кого кто поднимал и кто что уронил. Но, стоило заметить, в этот раз она старалась внимательно слушать Перси. Как оказалось, зря.
Проходя мимо студентов играющих со снегом, первокурсники старались не попасть под снежный обстрел слишком увлекшихся игрой учеников. Все шло удачно, пока в сторону Лавины не прилетел снежок, смачно врезавшийся в лицо девочки. Совсем этого не ожидая, Лав сделала пару шагов в сторону, чудом не спотыкаясь о ближайший сугроб. Отвернувшись от разгорячившихся мальчишек, чтобы не получить по лицу во второй раз, девочка тут же начала рефлекторно тереть свое лицо, чтобы избавиться от снега. Прохладный воздух вызвал приятное покалывание на мокрых щеках, вызывая алый румянец. Насладиться освобождением от снежного занавеса Лавина не успела: в затылок тут же прилетел второй снежок.
- Ну ты мазила! - послышался со стороны задорный мальчишеский голос, прерываемый смехом. Потирая сырые из-за снега волосы, слизеринка развернулась на сто восемьдесят градусов, осматриваясь по сторонам в поисках "меткого" стрелка.
Однако, вместо снежной битвы ее ожидала другая до неприличия приятная картина: студенты пытались поймать листы, летающие в воздухе. Одному из учеников теперь точно было совсем не весело и не стоит быть прорицателем, чтобы догадаться, что это хозяин летающего пергамента.
- И все-таки маггловские тетради намного удобнее, - засовывая руки в карманы мантии, прокомментировала ситуацию Лавина. - Хотя бы не стоило бы беспокоиться о том, что они улетят в неизвестном направлении, не оставляя своему хозяину надежд на их возвращение.
Лав пристально смотрела на взволнованных студентов, старающихся поймать как можно больше листов, пока они не скрылись за углом замка. Затем ее взгляд переместился в направлении теплиц. Вновь повправив полупустую сумку, а потом, недолго думая, перекинув ее ремень через голову, Лавина взяла Хатклиффа за руку и повела его в сторону теплиц, все еще надеясь, что те будут открыты к их приходу.